Ёлки!

08-09.05.2020. Сказка про крыс, птичек и справедливый суд.

Центральный эпизод в "Сказании о Дракуле", переписанном Ефросином из Кирилло-Белозерского монастыря (про изначальный замысел Фёдора Курицина ничего сказать не могу), - это господарь Влад в темнице венгерского короля Матиаша Корвина в Вышеграде, дунайском городе в четырёх милях от Буды (современного Будапешта). Что делает в темнице сей достославный хитрый полководец, прозорливый судья и жестокий правитель? Посылает на рынок покупать птичек, чтобы в темнице их казнить. Или миловать: ощипывать перья, но сохранять жизнь. Более того: Влад готов шить на заказ (то есть заниматься совершенно нецарским делом), чтобы купить этих птичек и снова почувствовать себя человеком, решающим чужие судьбы. Вершащим справедливый божественный суд над пойманными мышами и купленными птичками.

"Глаголют же о немь, яко, и в темници сѣдя, не остася своего злаго обычая, но мыши ловя и птици на торгу покупая, и тако казняше ихъ, ову на колъ посажаше, а иной главу отсѣкаше, а со иныя, перие ощипавъ, пускаше. И научися шити и тѣмъ в темници кормляшесь".

С одной стороны, это характеристика человека патологически-жестокого, который утешается после позорного плена (свои же влахи-подданные его и выдали!) единственным, что радовало его в жизни: истязанием живых существ. Если жестокости правителя находятся разнообразные оправдание ("Я должен внушать подданным страх, вершить правосудие, отвращать людей от мысли о преступлениях жестокостью публичных казней, в конце концов - внушать трепет внешним врагам!"), то жестокости узника в тюрьме оправдания нет. Сразу становится понятным, что он не мучил поневоле, чтобы остаться правителем, а стал правителем для того, чтобы получить право мучить. Что потребность решать чужие судьбы, мучительно убивать или миловать, отпуская ощипанными и опозоренными, - это потребность внутренняя, а не продиктованная тягой к справедливости или положением правителя. Жестокость - всегда признак слабости и неуверенности, и чем больше унижение - тем сильнее бессильная злоба.

С другой стороны, это может быть и манифестом: "Я остаюсь государем даже в темнице! Ты не прислал мне подмоги против брата, вероломный король Матвей Ворон? Ты обвинил меня в том, что я продался туркам, вероломный король Матвей Ворон? Тебе докладывают о каждом моём шаге, вероломный король Матвей Ворон? Так пусть тебе передадут, что в тюрьме я шью, как простолюдин, но всё равно остаюсь государем, потому что казню и милую тремных крыс! Более того: я посылаю на рынок за воронятами, мне покупают и приносят их - и я сужу, кто из них виноват а кто прав; виноватым отсекаю голову или сажаю на кол, в соответствии с их виной, а правых отпускаю ощипанными и опозоренными, голыми, без перьев. Ты узнаёшь в них себя, вероломный король Матиаш Корвин?"

С третьей стороны, это приговор понятию "государь" как таковому: "Государь есть профессия, состоящая в том, чтобы запугивать подданных посредством публичных казней и держать их в повиновении; поводом для казней являются войны и суды, во время войны можно казнить за предательство, во время суда - по доносу подданных друг на друга. Причины, по которым государь казнит подданных, произвольны; другие государи не мешают ему казнить своих подданных, пока он не мешает другим государям казнить своих - или не начинает казнить чужих, включая послов. При приёме на должность государя предпочтение отдаётся людям, которые умеют и любят казнить, испытывая к этому душевную склонность и выполняя свою единственную обязанность с энтузиазмом".

Для современников важно дальшейшее развитие сюжета. Венгерский король Матиаш Корвин через двенадцать лет из сложных внешнеполитических расчётов освобождает Влада Дракулу и возвращает ему воеводство, а заклятый друг-товарищ-и-враг Влада, господарь Стефан Молдавский, вместе с польским капитаном Стефаном Баторием собирает войска, везёт Влада на родину и сажает его на престол. После этого Стефан уезжает, оставив Владу по его собственной просьбе две сотни молдавского гарнизона, поскольку Влад "не слишком доверял своим влахам". После отъезда Стефана слуги-валахи убивают присланного им Влада, попутно истребляя почти весь гарнизон Стефана. Православные вслед за послом Фёдором Курициным упрекают Влада в том, что в темнице он прогнулся и принял католицизм по настоянию Матиаша Корвина, а после смерти принявшие католицизм якобы становятся упырями.

Для меня дальнейшее развитие сюжета не важно.
Для меня важно, буду ли я сам от слабости или из гордости мучить птичек в темничке.
Надеюсь, не буду.

Текст: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=5074#_edn8
Картинка: http://expositions.nlr.ru/EfrosinManuscripts/_Project/page_Manuscripts.php?izo=07549CB2-ECA1-4E7C-8360-3BE1288E0ACA&nCodeList=204&nAn=10&fbclid=IwAR1cGfkKC10tU8-Bpppaux0Dj9SBRcynLR8l3KkVJWIBTdMNugvUOfcfw_k

Не забыть: Талмазан отождествляет польского капитана Штефана Батори из письма 1478 с польским королём Стефаном Баторием (1533-1586), или это риторический приём?
http://philosophy.spbu.ru/userfiles/rusphil/Polylogue./Polylogue%203./Polylogue3_11.pdf
Ёлки!

02.05.2020. Всех нас без жалости косит чума... Сказка о статусах.

- Никогда не любила сказку "Свинопас"! Ни сюжета, ни размаха.
- И очень зря. Андерсен все остальные сказки обработал, а эту - написал целиком. Другие сказки - его горшочки и трещотки, а эта - его соловей и его роза. Она - о судьбе самого Андерсена, который однажды захотел купить женщину, но не нашёл на это ресурсов - и на всю жизнь затаил обиду.
- То есть главный злодей - всегда сам сказочник, да? Но тогда в сказке не хватает злодейства. Всё мелковато: "кусты, постройки, хрюканье свиней, заросший сад, какая-то принцесса"...
- Попроси злодейства у Тикки, Враг мой: она досыплет.
- Каким же образом?
- Помнишь горшочек, который вызванивал колокольчиками песенку "Ах, мой милый Августин, / Всем нам хана!" Сказка - 1841 года, а песенка - времён эпидемии чумы в Вене 1678—1679 годов: "Всех нас без жалости / Косит чума!"
- Историю про волынщика Августина, который напился до бесчувствия и проснулся в яме с темлами умерших от чумы?
- Именно. Эта история явно создана после 1678 и не позже 1709 года: рассказчик, Йохан-Ульрих Мегерле, по хипповскому имени - Авраам, эксцентричный монах-августинец, c 1669 года числился главным проповедником Вены. В его обязанности входило придумывать и рассказывать такие утешительные истории, а во время чумы - в особенности!
- Если этой истории верить, пропойца Августин прожил после чумы ещё шесть лет - и помер 11 марта 1685 года, от вина же. От вина, а не от чумы!
- Вернёмся к горшочку. Проведём мысленный эксперимент: перенесём горшочек с чумной песенкой в Москву 1770 года, превратим его в часы Спасской башни Московского Кремля. Что будет дальше? Дальше в Москву с фронтов русско-турецкой войны придёт чума! Приедет с комфортом, в шерсти и шёлке, которые победители награбили у турков. Вступит в город под бой часов, будет убивать по тысяче людей в сутки.
- Какая чумовая песенка!
- А теперь вспомни фильм, где принц из маленькой страны (которая, однако, всё-таки отмечена на карте!) через много лет после собственной смерти приплывает на чужую землю в гробу с родной землёй и с полчищами крыс, которые приносят чуму в гостеприимный порт. После этого мы можем на той самой карте, где изображено маленькое княжество нашего принца, надписать крупными буквами: "Трансильвания, Валахия".
- Тогда Августин равен принцу-свинопасу равен Дракуле? Допустим. Но ты досыпал в сказку драматичности, а не драматизма. Драматизм - это когда герои перетягивают канат, а драматичность - это когда от перетягивания этого каната сейчас наступит хана не только героям, но и всем остальным! Драматизма нет: принцесса пассивна, она отвергает принца, а принц в ответ её обманывает; она не принимает решений по ходу действия. Драматичности тоже недостаточно, поскольку заражение чумой соседней державы не зависит от действий принцессы: принц-террорист мог бы послать императору чумной горшочек и венской почтой.
- Ошибаешься. Принцесса активна. Она сопоставляет дар жениха с его статусом. Она отвергает принца, потому что его даров для принца недостаточно. Она принимает свинопаса, потому что его даров для свинопаса достаточно. С принца можно и должно взять больше, со свинопаса больше взять нельзя. Принцессу изгоняют, она уходит со свинопасом. Уже после этого свинопас сообщает ей что он принц, и, по словам Андерсена, оставляет её на улице. Но мы же не верим словам влюблённого и обиженного Андерсена! Мы же понимаем, что принцесса повторно отвергает принца: дары, достаточные для свинопаса, по-прежнему не-достаточны для принца, а принцесса запрограмирована так, что её основная функция, "процесс оценки жениха", для неё важнее собственной судьбы и собственной жизни.
- Тогда при чём тут чума?
- Если бы принцесса приняла руку принца, оба умерли бы от чумы в его маленьком королевстве. Если бы император не прогнал принцессу, всё тоже обошлось бы малой кровью: зачумлённую принцессу просто сгноили бы в башне, не позволив заразе распространиться. У принцессы почти нет шансов заразить кого-нибудь, а у бездомной нищенки есть шанс заразить всю страну! В чумное время новый статус принцессы выше предыдущего.

Занавес.

O, du lieber Augustin,
Augustin, Augustin,
O, du lieber Augustin,
Alles ist hin!

Geld ist hin, Mäd’l ist hin,
Alles hin, Augustin.
O, du lieber Augustin,
Alles ist hin.

Rock ist weg, Stock ist weg,
Augustin liegt im Dreck,
O, du lieber Augustin,
Alles ist hin.

Und selbst das reiche Wien,
Hin ist’s wie Augustin;
Weint mit mir im gleichen Sinn,
Alles ist hin!

Jeder Tag war ein Fest,
Und was jetzt? Pest, die Pest!
Nur ein groß' Leichenfest,
Das ist der Rest.

Augustin, Augustin,
Leg' nur ins Grab dich hin!
Oh, du lieber Augustin,
Alles ist hin!

O, du lieber Augustin,
Augustin, Augustin,
O, du lieber Augustin,
Alles ist hin!

Did you ever see a lassie,
A lassie, a lassie?
Did you ever see a lassie,
Go this way and that?

Go this way and that way,
Go this way and that way.
Did you ever see a lassie,
Go this way and that?

Did you ever see a laddie,
A laddie, a laddie?
Did you ever see a laddie,
Go this way and that?

Go this way and that way,
Go this way and that way.
Did you ever see a laddie,
Go this way and that?
Ёлки!

08.05.2020. Интерны.

Уж не понимаю, что происходит с киноклубом арт-пространства "Время", но сегодня там крутят современные российские патриотические мультфильмы.

Детский интернат с положительными воспитанниками и положительным директором, откуда выпускаются сразу в военные учебные заведения. Дисциплина и боевой дух, опрятность и отвага. По вечерам десятилетние дети стоят у окна, смотрят на корабли на реке и мечтают, кто на какой корабль распределится и сколько врагов убьёт.

Выпускник всюду таскает с собой установку для пуска противотанковых ракет: во-первых, воспитывает характер, а во-вторых, не знает, в какой миг она ему пригодится. По радио передают новости: "У нас потери в личном составе. Циркач, Упырь, Лилипут. Вечная память боевым офицерам!" Выпускник плачет, потому что помнит эти прозвища: это выпускники того же интерната, старшие. Он идёт к соседу по казарме, художнику, и просит: "Нарисуй мне их лица на моей противотанковой установке, чтобы они смотрели в сторону пуска ракеты! Все говорят, что они наёмники, что нельзя называть их фамилий и плакать о них, а я хочу доказать, что они герои, а для этого нужно их нарисовать на оружии!"

Выпускникам и воспитанникам интерната противостоят бесы-оборотни, которые принимают чужой облик и творят всякие гадости, чтобы дискредитировать детей и выпускников и подорвать их репутацию. Бесам известно, что в будущем интернат сыграет решающую роль в победе в ядерной войне, а потому они гадят исподтишка уже с детских лет героев. Облик они могут принять любой, но не могут держать его долго: через несколько минут силуэты расплываются, и бесы возвращаются в свои прежние тела. Детали: перевоплощаться они могут только без одежды, поэтому одежду должны прятать, а оказавшись голышом - быстро одеваться и смешиваться с толпой. Отсюда и тактика воспитанников в борьбе с бесами: любую найденную одежду - уничтожать, а любых голых людей - бить.

Какой-то оборотень приводит оруженосца какого-то положительного французского рыцаря (Бодуэна Оливеровича) на луг, где пасутся кони. Оруженосец проделал дальний путь, чтобы забрать три чеканных чаши своего учителя, забытые в России. Бес показывает чаши, но в последний момент подменяет их на поддельные, отвлекая оруженосца разговорами о тяготах жизни в дикой и неразвитой России. Простак-оруженосец верит - и привозит рыцарю не те чаши; из-за этого начинается тысячелетняя война с неплохими в общем-то французами, смертельно обиженными двойной кражей святынь.

Да, называют воспитанников интерната словом "Интерны", хотя с врачами они никак не связаны. Видимо, заимствуют популярное название не менее площадного сериала про врачей.

Разумеется, повоевать с фашистами (точнее, немецкими национал-социалистами Третьего Рейха) выпускникам тоже довелось. В интернате находится дверь для путешествия в прошлое, воспитанники о ней не знают. Банда грабителей вламывается в интернат, чтобы сквозь эту дверь попасть в тайное немецкое хранилище и украсть оттуда новейшую секретную химическую пушку восьмидесятилетней давности. Простоватый взломщик открывает дверь, его хитрый подельник с остальными - выжидает. Пушка выкатывается, но вместе с ней выходят и немецкие автоматчики. Взломщик их не видит, поэтому его они довольно быстро убивают. Подельник их видит благодаря какому-то хитрому биноклю (полученному от бесов?), поэтому он приносит в жертву взломщика, чтобы усыпить бдительность немцев, и пытается перестрелять их из-за угла: оружие у бандитов лучше, чем у немцев. План срабатывает наполовину: реакция и выучка у бандитов хуже, чем у солдат, пусть и из прошлого. Бандиты погибают один за другим, а немцев побеждают дети, которые могут видеть призраков из прошлого, пока не вырастут. Дети помладше говорят выпускникам постарше, куда и по кому стрелять, и совместными усилиями они расправляются с фашистами и захватывают их секретную пушку, которую намерены использовать во благо. Во благо кому - не уточняется.

В общем, киноклуб арт-пространства "Время" уже не тот: не понимаю, как он мог так быстро скатиться до такого уровня. Никому не могу порекомендовать смотреть то, что они крутят!
Ёлки!

07.05.2020. Пищевая цепочка.

- Так вот эти фанатские переводы и повадилась тягать компания, которая занимается озвучкой. Фанатские группы все мелкие, а компания - крупная; она и была уверена, что ей всё сойдёт с рук!
- А фанаты нарочно перевели очередную серию из рук вон плохо и смешно, выложили - и подождали, когда компания его стырит и использует, чтобы потом над ней посмеялись все?
- Ой, нет! До этого они пока не додумались.
- А ты подай им идею!

Занавес.
Ёлки!

07.05.2020. Онтологическая неспособность к красоте.

- Ты не можешь написать буквы красиво. Найди каллиграфа!
- Но я постараюсь...
- Нет. Ты не понимаешь. Ты просто НЕ МОЖЕШЬ это сделать. И никогда не сможешь.
- Почему?
- Почерк отражает душу. Твоя душа некрасива. Красивые буквы у тебя не получатся.
- Однажды мы нашли почерковеда и попросили его опознать три почерка. Первый принадлежал старцу-бретёру, он был опознан как младенческий. Второй принадлежал пчеле с женским телом и мужским именем, он был опознан как мужской хулиганский. Третий принадлежал полиглоту-авантюристу в тот год его жизни, в который он пил гормоны, чтобы стать женщиной; он был опознан как дамский. Верить ли после этого почерковедам?
- А я не про людей говорю. Я про души говорю.

Занавес.
Ёлки!

07.05.2020. "Девятый вал", криминальная комедия.

Наконец-то в киноклубе арт-пространства "Время" показывают комедии! Давно их не было!

"Девятый вал" - явная пародия на криминальную драму "Девять друзей Оушена", но - с ехидным закадровым голосом, который не щадит ни главных героев, ни их противников. С первых кадров, когда девять разных фриков летят разными самолётными рейсами в тихий прибрежный городок, голос начинает вещать: "Как вы думаете, что происходит? Девять крутейших хакеров и домушников отправляются к морю, чтобы ограбить магазин наполнителей для кошачьих лотков, занимающий старый армейский бункер на океанской глубине".

Всё это - правда. Бункер, подводный на две трети и подземный на треть, применяется для контрабанды всего, чего угодно, но в первую очередь - наркотиков, которые расфасовываются и продаются как наполнители для кошачьих туалетов. "Теперь ты понимаешь, что сколько бы мы оттуда товара не спёрли, шума поднимать он не станут?" - "И как мы будем это грабить? Там же система сигнализации, которая затопит всё по первому звоночку!"- "Смотри на вещи позитивнее! Никто из нас на этой наркоте не сидит, так что если её затопит - мы ничего не потеряем!"

Главарь банды - толстяк-хакер, кашелот-кашелотом, добродушный, разведённый, очень привязанный к маленькой дочке, с которой после последней отсидки не виделся. Ещё два члена банды - молодожёны, познакомились как раз в банде, ждут ребёнка, переживают в основном из-за него, взломы выполняют спустя рукава. Ещё двое - тоже супруги, но донельзя сварливые: постоянно выясняют, кто из них прав, и подлавливают друг друга на ошибках. Ещё четверо разных фриков: два мастера подводного плавания, громила и диверсант-японец.

Разумеется, ограбление с самого начала идёт не очень гладко: взломщиков преследуют мелкие и странные неудачи, да и в команде нет согласия. Однако с момента, когда главарь контрабандистов, куда менее приятный и не менее толстый, обнаруживает взлом, ситуация становится ещё менее предсказуемой: не желая затапливать вес товар, он посылает разобраться с незваными гостями трёх дам: хакера, шамана и оперативницу. Оперативница и шаманка также постоянно соревнуются в основном друг с другом, недооценивая противника, а вот тихая хакерша во время их похождений умудряется вычислить всех участников банды, заблокировать взломщиков и ликвидировать угрозу. Однако поубивать незваных гостей дамы не спешат, ибо между ними и грабителями завязываются странные романы. Теперь банда уже раскалывается от ревности и всяческих метаний.

В финале бункер, разумеется, затапливает, и вся добыча гибнет, но все герои чудом выживают и даже частично женятся (как минимум одну свадьбу мы видим под занавес).

В полуфинале, когда главарь-кашелот торгуется и ругается по дальней связи с главарём контрабандистов, обсуждая отступные и обмен захваченными людьми с обеих сторон людьми, диверсант врывается в комнату и последовательно всаживает в шею главаря контрабандистов пять шипов с парализующим ядом: первые два шипа не действуют, потому что главарь - огромен, на такой вес яд не рассчитан. Четвёртый и пятый шипы всё-таки его вырубают, после чего главарь грабителей орёт на диверсанта: "И что мне теперь делать? Как вести с ним переговоры, пока он в отключке? Когда он теперь проснётся?"

После титров - сценка, в которой главарь-кашелот настраивает программу и нажимает на кнопку. "Подтвердить тяжёлый вооружённый взлом?" - "Подтвердить!" - "Объект?" - "Школьный дневник ученицы третьего класса!" - "Процесс прерван. Атака отражена!" Толстяк довольно улыбается: "Ну, не пропадёт дочка! В меня пошла!"

Впрочем, довольно спойлеров! Смотрим сегодня в арт-пространстве "Время" криминальную комедию "Девятый вал".

#ПространствоВремя

https://www.facebook.com/artspacetime
https://vk.com/artspacetime

Ёлки!

04.05.2020. Считается, но не работает.

- По любвеобильным дамам тайрия не считается, это понятно. А по вероломным дамам?
- Ну... считается.
- А почему "ну"?
- Считается, но не работает.

Занавес.

PS: Кстати, этому есть простое объяснение: твой тайро, злой на эту даму, переносит злость и на тебя тоже, а потому - вряд ли будет тебе помогать. Таким образом, "вероломство" здесь - лишь первопричина, а не часть механизма. Механизм - в том, наколько мирным был развод (или насколько честным был контракт).

#Новосибирск
Ёлки!

04.05.2020. Демонстрировать силу или применять силу?

- Ты страшный человек! Ты не умеешь демонстрировать силу, ты умеешь только её применять!
- Стоп! А в чём разница?
- Ты не умеешь "повысить голос, встать на цыпочки, распушить хвост, взмахнуть крыльями и грозно посмотреть". Ты умеешь только "взять и вдарить со всей дури". Удар оказывается особенно болезненным, потому что от тебя, не распушающего перья, удара такой силы никто не ждёт.
- И в чём здесь проблема? Разве примининие силы не является частным случаем её демонстрации?
- Проблема в том, что мне все эти люди ещё нужны живыми!!!

Занавес.