Кор, брат Вэрки (miiir) wrote,
Кор, брат Вэрки
miiir

Categories:

Античность и способы её возрождения.

Via quod_sciam ex поговорим о шахматах любви
Эврар де Конти был медиком, личным врачом короля Франции Карла V — и, в духе времени, философом и поэтом.
До нас дошли три его сочинения: "Книга проблем" (перевод Problemata Псевдо-Аристотеля), "Шахматы любви" (или "Любовные шахматы", если угодно), аллегорическая поэма, состоящая более, чем из 30 тысяч стихов, написанная под явным влиянием "Романа о Розе", и прозаический комментарий к этой поэме, Livre des Échecs amoureux moralisés.



"Шахматы любви", как и положено книге Предренессанса, а написана она, судя по всему, в самом начале XV века, в 1401 году, есть вариант Трактата Обо Всём: тут тебе и философские аллегории, и античная мифология, и куртуазные инструкции, и мировоззрение, и начатки энциклопедизма... и всё очаровательно привязано к шахматам, поскольку средневековый ум (мы не будем сейчас препираться о терминах, Возрождение — это тоже средние века) любит системы, классификации, коды — и, собственно, шахматы, выступающие метафорой битвы, стратегии, любовной игры, мироздания вообще, кто больше. Замечу отдельно, что партия в шахматы — единственный предлог, под которым мужчина может оказаться в покоях дамы, что, разумеется, порождает свои, как нынче принято выражаться, смыслы.

В результате выходит волшебнейший винегрет, наглядно иллюстрирующий всю неоднозначность понятия "возрождение".

— Что они возрождали-то? — спросишь, бывало, студента.
— Антиииииичность... — выдыхает студент.

Ну так давайте поглядим на эту античность.

Книга де Конти представлена в Национальной библиотеке Франции в двух вариантах: с миниатюрами бельгийцев Антуана де Ролена и Марии д'Айи, его супруги, — и с миниатюрами, написанными Робине Тестаром. Работа де Ролена и д'Айи изумительно хороша, но её мы посмотрим в другой раз, сегодня будет наваристый французский материал.

Конечно же, всё начинается с Фортуны — главной богини позднего средневековья, вечного адресата стихов и песен.



Примечания утверждают, что две следующих миниатюры изображают аллегории природы.
Но, поскольку речь в тексте идёт о свободных искусствах, а в руках у фигуры явный циркуль, можно предположить, что Природа эта — отчасти Геометрия, одна из наук квадривиума...



...а эта, соответственно, Арифметика (поскольку за астрономию отвечает отдельная часть поэмы).



Во всяком случае, у Музыки, вернее, Гармонии, своё лицо есть.



Здесь мы видим уже собственно Природу, советующую Влюблённому бежать праздности, т.е., не бренчать на лютне целыми днями.



А вот дальше начинается та самая античность во всей красе.

Безжалостные парки. Нона, на мой взгляд, особенно хороша — хоть сейчас в стихи Вийона.



Меркурий привёл трёх богинь на суд. Всё, как обычно: яблоко, раздор, прекраснейшая. Предполагаемый судья вежлив, но предчувствие у него плохое.



Торжество совершенно средневекового принципа симультанности: на одной миниатюре и оскопление Урана, и камень, вручённый вместо младенца Юпитера, и Крон, пожирающий своих детей. Особенно прекрасен крестик на шее одной из девочек.



Юпитер, победитель титанов. Глядя на эту миниатюру, как-то вспоминаешь, что ещё титан — это такой железный бак для нагревания воды. Ну, и обратите внимание на невзначай пролетающего с Ганимедом наперевес орла за окном. Все сюжеты в кучку.



Марс, что ещё сказать.



Аполлон и почему-то крайне несчастные грации. Ногами Аполлон попирает поверженного Пифона, если кто не догадался.



Венера купается, Вулкан, глаза б его не глядели на изменщицу, отвернулся, Амур собирается уладить ситуацию. Выражение лица Амура — всё отдать.



Небритый Меркурий, победитель Аргуса. Многоглазого, не поспоришь.



Диана-охотница в сопровождении нимф.



Минерва. Я очень осторожна по поводу того, что у неё в руке, но если это эгида — то, значит, такая у них голова Горгоны.



Юнона с павлинами, как положено.



Нептун загоняет очень обиженную лошадь.



Плутон и Прозерпина. У ног их — Цербер. Помолчу.



Вулкан в кузнице. Почему в спущенных штанах, понятия не имею.



И мой любимец Бахус. Животное должно быть леопардом по идее.



В финале поэмы герой достигает, как положено, аллегорического сада Природы. Там гуляют богини: Венера, как водится, смотрит в зеркало, Юнона что-то подозревает, Паллада кормит птичку.



Да что нам та античность.
Какие жуки-солдатики, какие водосборы на переднем плане, какие собачки!..
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments