July 12th, 2016

Мир миру!

29-30.06.2016. Не виноватые вы! Они сами пришли.

Не успел я опомниться от удивления после того, как Нэд зарезала на поединке Двойника, как безумный мир подносит мне Очередную, не менее невероятную новость: Хельга зарезала на поединке Концептуалиста!

Не без помощи Годвина, разумеется.

К прискорбию обеих дам-бретёрок спешу отметить, что в этом случае инициатива тоже исходила от мужчины.
То есть утверждение "Ящерицы режут австрийцев!" было бы не вполне корректным: они сами пришли и об вас зарезались.
Мир миру!

06.07.2016. Завершение спора с казначеем Рахманом.

У плохих людей нельзя купить хорошего отношения к тебе.

Даже если у тебя есть, чем заплатить.
Даже если эта плата нужна плохому человеку.
Даже если он её примет без намерения обмануть.

Он просто не может выдать взамен то, чего у него нет.

Я не верил. Я проверил. Рахман прав.
Мир миру!

10.07.2016. Режиссура ремейков. Этюд о незаметности зла.

- Переделать можно не сам сюжет, а контекст.
- Как?
- Например, оставить сюжет как есть, но добавить какую-нибудь второстепенную деталь, повторяющуюся постоянно, на заднем плане. Что там у вас, в вашем времени? Золотая молодёжь, котороая на спор сбивает бедных своими автомобилями, выходит и демонстративно мочится на сбитых? Или бытовое, будничное убийство полицейских в форме всеми остальными людьми, от мала до велика? Сейчас выбираю, какие бы фильмы нашпиговать этими эпизодами. Лучше из известных. Самой снимать что-то ради вереницы таких эпизодов мне страшно: я же любитель, а не профи.
- И что ты этим покажешь?
- Природу зла. То, что зло всегда - не в основном сюжете, который у зрителя на виду, а в тех деталях, которые вы привыкли не замечать.
- А где ты видишь зло в убийстве полицейских?
- Там целых два зла: полицейские - сами по себе зло, убийство - тоже само по себе зло. В этике минус на минус плюса не даёт. А что ты не видишь в этом зла - только подтвелждение моей теории!

Занавес.
Мир миру!

03.07.2016. Четыре класса ролевиков: этюд о пустых и непустых множествах.

- Ролевики делятся на четыре формальных класса по двум критериям. Первый критерий - желание улучшить или ухудшить игру, второй критерий - готовность согласовать это с мастерами.
- Как называют тех, кто портит игру без согласования с мастерами?
- Грибными.
- Как называют тех, кто улучшает игру без согласования с мастерами?
- Нео-грибными.
- Как называют тех, кто гробит игру и согласовывает с мастерами каждый шаг в этом?
- Мастера называют из "обычными игроками".
- А как называют тех, кто улучшает игру, и при этом успевает согласовать это с мастерами?
- Мастера не верят в существование таких игроков, но очень их ждут.

Занавес.
Мир миру!

10.07.2016. Книжные полки Патрика Рейнеке.

У цивилов на стенах писать нельзя ничего.
У неформалов на стенах можно писать всё, что угодно.
У профессора Патрика Рейнеке на стенах можно писать только каллиграфическим почерком, восстанавливая названия книг и словарей, стёртые с корешков дизайнерами обойной фабрики.
Мир миру!

"У дракона три главы и крыло из-за плеча". Цитата из "Танца с драконами" Джорджа Мартина.

Квентину Мартеллу, к числу доблестей которого относилось только упорство, не повезло: его, кажется, даже из фильма выкинули.
Тем не менее, за ним стояло пятнадцать тысяч копий Дорна. Он говорил от их имени; ему не нужно было быть ни красивым, ни смелым, ни красноречивым.

[Цитата про огонь, кровь и романтику династических браков.]
— Дом Мартеллов, древний и благородный, больше века был верным другом дома Таргариенов. Я имел честь служить в гвардии вашего батюшки с двоюродным дедом принца. Принц Ливен был рыцарем без страха и упрека, и Квентин Мартелл той же крови.
— Приди он с теми пятнадцатью тысячами, о которых толкует, все было бы иначе, но он явился с двумя рыцарями и документом. Пергамент — плохой щит, им мой народ от юнкайцев не заслонить. Будь у него, скажем, флот…
— Дорн не стяжал себе славы на море, ваше величество.
— Да, я знаю. — Дени еще не забыла историю Вестероса. Нимерия, высадившись на песчаных берегах Дорна, вышла за тогдашнего принца, сожгла все десять тысяч своих кораблей и больше в море не выходила. — Слишком он далек, этот Дорн — не бросать же мне было своих подданных ради Квентина. Не могли бы вы отправить его домой?
— Дорнийцы известны своим упрямством, ваше величество. Предки принца Квентина лет двести сражались с вашими — он без вас не уедет.

Значит, он так и умрет здесь. Разве что Дени в нем чего-то не разглядела.

— Он еще в пирамиде?
— Да. Пьет со своими рыцарями.
— Приведите его ко мне. Хочу познакомить его со своими детками.
— Слушаюсь, — помедлив немного, ответил сир Барристан.

Король шутил и смеялся с юнкайцами. Вряд ли он ее хватится, а служанки в случае чего скажут, что королева отлучилась по зову природы.

Сир Барристан ждал у лестницы вместе с принцем. По красному лицу Квентина Дени определила, что тот выпил лишнего, хотя и старается это скрыть. Если не считать пояса из медных солнц, одет он был просто. Понятно, за что его прозвали Лягухой, — не очень-то он красив.

— Спускаться придется долго, мой принц, — с улыбкой сказала Дени. — Вы уверены, что желаете этого?
— Если вашему величеству так угодно.
— Тогда идемте.

Впереди них спускались два Безупречных с факелами, позади шли двое Бронзовых Бестий — один в маске рыбы, другой ястреба.

Сир Барристан обеспечивал Дени охраной всегда, даже в ее собственной пирамиде, даже в ночь празднования мира. Маленькая процессия двигалась молча и трижды останавливалась для отдыха.

— У дракона три головы, — сказала Дени на последнем марше. — Пусть мой брак не лишает вас последней надежды — я ведь знаю, зачем вы приехали.
— Ради вас, — заверил Квентин с неуклюжей галантностью.
— Нет. Ради огня и крови.


Леда Тар-Гарина, ты слышишь меня?
Вот твои пятнадцать тысяч копий!

Династического брака не надо: я и правда слишком стар. Просто распорядись этими пятнадцатью тысячами копий так, чтобы освободить как можно больше рабов.

Пожалуй, всё!