December 20th, 2016

Ёлки!

16.12.2016. Умение считать на много ходов вперёд. Обиходное название.

- Мне иногда кажется, что вы, игроки, лишены всех обычных человеческих пороков!
- Ой, не обольщайся! Мы, например, бешено ревнивы по мелочам!
- А почему?
- Потому что привыкли считать на много ходов вперёд!

Занавес.
Ёлки!

Венок сонетов.

Via: lxe ex пускай релиз

http://www.stihi.ru/2016/12/20/1415 - пощечина общественному вкусу, несколько скрашенная индирекциями. Кажется, мой первый ответ podvalm.

C2 был по экономической географии, а этот вышел по политической истории.

Все, Санта доехал, в этом году больше ничего не хочу писать по-человечески.
Ёлки!

18.12.2016. Уточнение. Архаика.

- Знаем, проходили! Припрусь я, а на пороге меня встретит...
- Под порогом.

Занавес.

Да, туда же: беру стаканчик, чтобы нарисовать ещё несколько Именных Купюр (без круга с профилем посередине, исторически восходящего к изображению звонкой монеты на небесспорной банкноте, даже Именные Деньги выглядят неубедительно). Колеги видят у меня на столе перевёрнутый стаканчик и спрашивают, что именно я потерял!

Оказывается, есть такая примета: если что-то потерял, переверни стакан, поставь его на стол и поищи повторно. Всё найдётся.
Исторически этот жест, наверное, обозначает возлияние домовому, за которое тот должен вернуть позаимствованную вещь.

Какая архаика!
Ёлки!

Немного о стрекозах.

Все русские, включая меня, - поэты, мистики и разбойники (даже если злые языки называют их фразёрами, разгильдяями и бандитами).

Жили были в одном городе учитель и ученик. Не в мистике и не в воинском искусстве, а всего лишь в одном литературном семинаре.

Понял учитель, что исписывается. Понял ученик, что исписывается учитель. Нутром поняли. Тогда оба, не сговариваясь, отправились на войну.

Войны Россия, по древней израильской традиции, ведёт не на своей территории, а на чужой. В особенности - войны гражданские. На чужбине, говорят, инфраструктура получше.

Если гражданская война русских с русскими на чужбине затягивается, её называют одной из волн русской эмиграции. Волны эти никто всерьёз не считает, так что иностранцам это незаметно.

Поехали учитель и ученик на войну. Учитель - за метрополию, ученик - за народные республики. Лежат в степной траве, а сейчас уже и в степном снегу, постреливают друг по другу. Вдохновляются.

В промежутке стихи пишут. О природе. Врать не буду, неплохие. В японском стиле, когда из трёх страниц дневниковой прозы, перевитой человеческими кишками, рождается изящное трёхстишие о стрекозах.

Доброе утро, безумный мир!
Мир миру!

20-21.12.2015. Самый ценный дар - на очень важное событие.

Человек богатый, домовитый и площадной, способный прокормить и защитить, обогреть и придать вес в обществе - не самый ценный подарок.
Человек наивный, способный любить безоглядно, понимающий с полуслова и неправильно, родственная душа - тоже не самый ценный подарок.
Самый ценный подарок - человек, видящий прекрасное и способный засвидетельствовать, что из твоих рук не может выйти ничего некрасивого.
И такого человека я тебе тоже подарил.

Мой и общепринятый обряд - фотография. Свидетели - Майкл Сигалл Фаренгейт и Альрауне Фаренгейт, выбравшие идеальное место.
Твой собственный обряд - нужная станция метро, про которую я гадал, поведёшь ли ты меня туда или нет. Свидетель - Лисёнок.
Письмо, надеюсь, излишне: это какой-то восемнадцатый век будет.
  • Current Music
    "Или деньги, или любовь, или душа. Но как мне выбрать?" (с) Э.Б.