April 11th, 2018

Ёлки!

Субботы Ассамблеи Города.

Субботы - "чайные дни", дни сборов по районам. Самые простые, самые весёлые, ни к чему не обязывающие, игровые. Восемь безумных Чайных Мастеров собирают по летним субботам восемь встреч в разных концах Города: пять - на окраинах, три - в центре. На чаепития собираются просто соседи: люди, живущие в соседних районах. Им не нужно смелости и изворотливости политиков, https://vk.com/tuesday_2017, твёрдости и гнева общественников, https://vk.com/wednesday_2017, яркости и таинственности субкультур, https://vk.com/thursday_2017, лёгкости и любопытства гостей из других городов, https://vk.com/friday_2018, фанатизма и самоотверженности волонтёров, https://vk.com/sunday_2017. По субботам людям достаточно просто быть. Просто быть и общаться, играть в игры, помогать друг другу по мелочи. Субботы - дни горизонтальных связей: "Пейте чай с соседями вашими".

По субботам Ассамблея Города превращается в одно из восьми Чаепитий - и, наверное, ничем не отличается от Чаепитий остальных семи районов. На этих чаепитиях, разумеется, не только пьют чай, но и пытаются совместно решать проблемы районного масштаба - только своими силами. Чаепития - это ещё и волонтёрские команды, кассы взаимопомощи, юридические и психологические консультации, игровые и спортивные клубы, база для подписных кампаний и акций прямого действия.

Чем же заниматься Ассамблее, низведённой до уровня обычного районного центра? Разумеется, ерундой! Играть в подвижные и настольные игры, от петанка и городков до мафии, шахмат и го, сплетничать и смеяться, а главное - моделировать. Субботы - дни моделей, в самом широком смысле слова. Только по субботам Ассамблея не отличается от окраин, а значит - имеет шанс понять их.

1. Любая игра - модель. Поэтому в субботу можно принести на Исаакиевскую площадь любую игру - и найти желающих поиграть в неё. Процессы, вскрытые в игре, действуют и в реальности. Этой частью Суббот занимаются Игротехники. Как их узнать? Очень просто: они первыми приходят, последними уходят и садятся играть лишь тогда, когда обеспечили играми всех остальных.

2. Можно ли смоделировать Город и горожан? Запросто! Можно принести на Исаакиевскую площадь маленькую игрушечную фигурку с двумя лозунгами - и соседи в вашем районе узнают вас в ней, оценят ваши лозунги и свяжутся с вами в вашем районе. Этой частью Суббот занимаются Чайные Мастера. Как их узнать? По цветам их районов и по их вниманию к маленьким фигуркам. Они помогают соседям найти друг друга.

3. Волонтёры бывают двух видов: подвижники, которые посвящают своему делу 24 часа в сутки, - и простые люди, готовые помогать первым лишь полтора-два часа в неделю. Желательно, чтобы из этих полутора часов час не ушёл бы на дорогу. Поэтому "волонтёров выходного дня" тоже имеет смысл собирать по районам, по соседству. Этим занимаются капитаны волонтёрских команд. Как их узнать? У них всегда больше инструментов, чем рук.

Если району становится не до смеха, не до игры и не до моделей, если ему не хватает собственных сил для решения локальной проблемы, - Чайные Мастера и Субботы обращаются за советом к коллегам из других дней.

#Модели #Моделирование #Игры #Спорт #Азарт #ИгровыеМодели #Карнавалы #Фейки #Эксперименты #Розыгрыши #Имитации,#Пародии #СоседскиеПосиделки #Вечорки #Вечеринки #Смех #Осмеяние #Волонтёрство #Мимимитинг #Памятники #Игрушки #ГоризонтальныеСвязи #Соседи

Ёлки!

10-11.04.2018. За что мы ненавидим Гильдию?

- За что вы ненавидете Гильдию?
- За пафосность!
- За чванство!
- За болтовню!
- За скаредность!
- Неправда. Вы ненавидете Гильдию именно за то, для чего вы её завели сами.
- ???
- За то, что она заставляет вас прибираться в квартире каждую субботу, чтобы квартира не зарастала грязью!

Занавес.
Ёлки!

04.04.2018. Восточный Обход вместо Ночного Дозора.

- А правда, что у вас в Перми есть Ночной Дозор? Самый большой в стране, да?
- Правда. Только не Ночной, а Восточный. И не Дозор, а Обход. Восточный Обход. Но правда самый крупный в стране!

Занавес.

#Пермь
Via: https://yandex.ru/company/researches/2017/streets
Ёлки!

25.03.2018. Из зависти и неприязни. Радость из чистой зависти и неприязни. Химически чистый способ.

- Она устраивает конкурс по вязанию...
- Я понял! Сейчас напишем журналистам, лучшим вязальщикам, знаменитостям, Подвесному Университету...
- Подожди!
- Что значит "подожди"? Я, собственно, твой каприз выполняю! По первому твоему слову, кстати!
- Но...
- Не сердись, я быстро, минуты через полторы.
- Всё?
- Всё. Ты довольна?
- Я её терпеть не могу. И вязание терпеть не могу. И вообще я хотела просто пожаловаться!
- Ой...
- Но я довольна!
- Чем?
- Скоростью. И вообще.

Занавес.
Ёлки!

25.03.2018. Развеска Томска, Лаан-Гэлломэ, Ллаан-Гилламе.

- Откуда эти фотографии?
- Это деревянные дома Ллаан-Гилламэ, знаменитого сибирского города.
- Какое название странное!
- Правильно оно читается даже "Лаан Гэлломэ", дословно - "Долина Ирисов".
- Это с бурятского, да?
- Почти.
- Какие у них домики красивые. Деревянные, резные. Старые?
- Разумеется. Город был богатый: там золото мыли. И выпендрёжный: там четверть жителей - студенты.
- А откуда у тебя эти фотографии?
- Понимаете, в Ллаан-Гилламэ решили построить музей науки и техники. Новое здание коробчатой архитектуры. Просчитали, что богатые и выпендрёжные гилламейцы это здание на смех поднимут, и начали пиар-кампанию: издали календарь с проектами нового Музея-Науки-и-Техники. Календарь роскошный, глянцевый, в руки взять приятно.
- И?
- А на обратной стороне чертежей Музея-Науки-и-Техники напечатали привычные гилламейцам деревянные домики, чтобы примирить горожан с новым коробчатым проектом. Мне осталось только разделить листы календарика, перевернуть и развесить!

Занавес.


Ёлки!

Первый Снег и человеческие жертвоприношения. Комментарий к сну Ложной Леи про мост.

Про Первый Снег был очень суровый закон, но я принёс в жертву двух вятичей и этот закон отменил.

Закон состоял в том, что Первый Снег выполнял все без исключения желания того, кто про Первый Снег вспоминал, но уносил жизнь одного из его знакомых: одного из тех, про которых этот человек в день Первого Снега забудет.

В результате все, кто вспоминал про Снег, сидели и дрожали, судорожно припоминая всех ненужных им людей, чтобы смерть кого-то из них не осталась на совести вспомнившего про Снег. Это было отвратительно, и я скормил Снегу две жизни вместо одной, чтобы он подавился и перестал выполнять желания в обмен на жизни.

Принёс я в жертву двух людей из дома Волоны: Ханну и Матроскина. Они были не очень хорошие люди, и несколько раз меня подставляли, но с ними я ушёл с Купчино, когда Виноградная их выписала, и ночевал с ними же на Московском вокзале полторы недели, пока мне не пришли деньги купить им два билета до Вятки, когда-то - их родины. Умерли они уже, наверное, там (и, возможно, друг друга сами и прикончили; это была не слишком честная пара).

Но в момент, когда я погрузил их на плацкарт, начался Первый Снег, о котором я забыл в хлопотах по добыче денег и их отправке, и я хохотал, когда провожал их поезд: "Снег, ты взял двоих, но не смог их прожевать! Они уже покинули Город живыми! ты уже не выполнил обещание! Теперь тебе никто не поверит, и ничего не будет у тебя просить!" Я понимал, что Ханна и Матроскин умрут, но понимал и то, что они умрут уже в Вятке, а Правило Первого Снега в Городе действовать перестанет. С их отъездом всё наладилось, а чуть позже появились Аста и Брандт, которые были несколько лучше.