November 5th, 2020

Ёлки!

04.11.2020. Непостоянство и просто клопы!

Начинаешь восстанавливать песни — и уже не остановиться!

"Что вас гонит из города в город:
Восторженность яркой, но всё же толпы?
Народы, наряды, обычаи, говор,
Непостояность — или просто коты?"

Рифма "толпы" — "коты" явно неточная, а неточные рифмы — признак слова с нормальной рифмой, заменённого по цензурным (или автоцензурным) сооражениям на первое попавшееся. Таким образом, рискну предположить, что в изначальном варианте вмесго "котов" были "клопы".

#трололо
#бретонцы
Ёлки!

05.11.2020. Каждый теперь сам по себе оружие, требующее ножен.

- Что, у вас законы поменялись? Древние непоколебимые законы — испарились?
- Нет, законы остались прежними. Просто теперь "человек без маски" приравнивается к "человеку с оружием". Про "разоружение при входе на Круг" законы были.
- Это шулерство!
- Нет. Это даже соответствует действительности, что в праве вообще бывает редко. Человек и правда стал сам по себе оружием, для которого нужны ножны.
- Осталось это осознать!
- Когда все это осознают, мир поменяется ещё сильнее!

Занавес.

#Трололо
#МирИзменился
#ГодОбъятий
#ГодУклонений
Ёлки!

Глаза! :-)

Даже если бы маски достоверно не имели никакого эффекта, я бы всё равно ратовал за маски: по чисто эстетическим соображениям! 😊

1918 год. "Испанка". "Носи маску - или отправляйся за решётку!"

Ёлки!

04.11.2020. "Одобрил": оттенки значения слова.

- Он Христа распял!
- Точно?
- Ну, точнее — одобрил распятие Христа.
- Точно?
- Ну, точнее — поддержал тех, кто одобрял распятие Христа!
- Точно?
- Ну, точнее — высказался против казни тех, кто одобрял распятие Христа!
- Вот ведь мерзавец! И как таких земля держит?

Занавес.

#ДоброеУтроБезумныйМир
#НеКазнитьНикого
Ёлки!

04.11.2020. #ДеньБелыхКрыльев - 2020. Бортовой журнал.

У каждого возраста — своя доблесть. У молодых — пикировать в одиночку на строй врагов. У старых — раздарить за день два с половиной автомобиля вещей самым разным людям.

Вылет — с полудня до полуночи, двенадцать часов. Вернулись живыми, без ран и потерь. Раздарили всё, что планировали. Кто это не пережил сам, тому не объяснить это ощущение! Хотя... попробую.

"Три подлинных цвета Самайна: чёрный, белый, алый!" В полёте зрение выхватывает только эти три цвета, приглушая остальные. Трип без веществ, монтаж без киноплёнки, кино без сюжета.

Алые розы, которые за целую неделю в неволе стали только красивее и сильнее, а вокруг них — тысячи льдинок, которые складываются в картины Эрмитажа.

Снять с белой бумаги слой чёрной пыли. "Сколько лет я не мог вспомнить, куда дел свои любимые книги! Оказывается, я хранил их в твоей памяти! Наконец-то у меня будет книжная полка из настоящих книг!"

"Мне придётся переехать: иначе мой муж рискует своими волосами! Консьержка намекает, что без волос он выглядит лучше, и предлагает его подстричь! Надо бежать!"

На красном столе — белый сервиз с золотой каймой: на всех, кто придёт вспоминать. Сервиз умещается в куб, куб можно поднять двумя руками. Он звенит и отсчитывает время.

"Тебе можно выходить из дома двадцать минут кряду, менять маршруты, закатывать истерики?" — "Мне можно всё, потому что сегодня я гламурная блондинка!"

Чёрные обгорелые брёвна домика с двускатной крышей законопачены красными кленовыми листьями. Старый Лес готовится к зиме, пережигая на уголь японские сакуры и австралийские эвкалипты.

Кровь широкой дорожкой стекает из угла рта на белый свитер. Тёмная фигура в шляпе не может произносить звуки чётко, но в голове звучит голос: "Позвольте, даже если я вампир и пью кровь, из этого же не следует, что я не ем варенье?"

Тонкая чёрная штриховка по белым листам. "Это не гравюра: вот здесь её дорисовали!" — "Гравюры часто дорисовывают, если отпечаток не идеален!" — "Их, судя по номерам, было штук сто, а осталось всего десять!"

"Отчего у этих курток разлезаются ворот и плечи, а всё остальное — как новенькое?" — "Кожа не настоящая; от натяжения и от влаги она трескается. Куртка разрушается в местах соприкосновения с человеком. Вообще всё разрушается от соприкосновения с человеком!"

Стул раскладывается и превращается в лестницу. "Чудо-то чудо, но он, собака, тяжёлый!" — "Ему всё простится за то, что он — трансформер из нашего детства!"

"Белые обои, чёрная посуда! Тут всё чистое, новое: новая жизнь, новая судьба. Мы только что сделали ремонт в этой квартире! Откуда у тебя взялись тайники в этой квартире??? Ты же сюда даже не заходил!"

Пока разгружались, стемнело и пошёл дождь. Машина сворачивает крылья и поджимает лапки; ей зябко. Переднее стекло спускается само собой, и Кирьян, небрежно проходя мимо, ворует с приборной панели мобильный телефон Ошибки.

Дама курит на балконе в центре города, держа в руке бокал красного вина. Балкон состоит из дыма, если не курить каждые пять минут — он рухнет на тротуар Миллионной улицы.

Разгневанный муж взмахивает курткой, которая отказалась починиться сама по себе, волшебным образом, и широким жестом бросает её по ветру в чёрную воду Невы с набережной перед Медным Всадником. Прошлое не вернуть.

"Она растапливала деревенские печи и пережигала листья в бочке с раннего детства. Огня как такового она не боялась. Но она боялась синей газовой горелки в городе: до восемнадцати лет ей запрещали включать газ!"

"Это не красный свет, это жёлтый!" — "От нас все разбегаются! Машины расступаются!" — "Это не потому, что мы так водим. Это потому, что у нас стёкла открыты и панк на всю улицу играет!"

Маленькая белая машина на чёрной полосе проспекта Ветеранов, между двумя волнами машин, идущими вплотную. Сам не понимаю, как мы ехали вдоль глухо стоящего в пробке проспекта — и вдруг Ошибка вынырнула на его ПУСТУЮ часть.

"Обожаю новостройки Алого Округа! Сейчас мы будем охотиться на парковочное место!" — "Сюда?" — "Ой, нет! Мы против шерсти едем, и машина едет нам навстречу по узкой тропке!" Последнее место для парковки нашли у самой калитки, уже отчаявшись.

"У нас из Алого Округа очень мало людей!" — "Да ну? Я туристов вожу, так вот из них половина — из Алого Округа, с юго-запада Петербурга!" — "Логично. Бегут!" — "В смысле?" — "Готовы ходить в любые походы, лишь бы не видеть своего района хотя бы по выходным!"

Снизу ставим человека. На него кладём первую связку из десятка картонных коробок. На них — вторую связку из дюжины коробок. Получается резная ножка от шкафа в форме человечка. Фигурка перемещается.

Правильное зеркальце — круглое, чтобы умещалось в ладони. В него можно увидеть, как выглядишь ты в новой одежде, но нельзя увидеть горы старой одежды за твоими плечами.

"В новостройках особенно часто замечаешь, как красивы живущие там люди!" — "Правда? Почему?" — "Потому что больше ничего красивого там нет, и приходится любоваться на этих клятых людей!"

Внезапно на нас налетает непредвиденный чёрный дождь. Будто и правда в тучу нырнули. Вырываемся из многоквартирных человейников, едем по Стрельне. Ускоряемся и выныриваем из дождя.

"На танцы я одна хожу, а Мартышек дома на хозяйстве оставляю! Вы меня заберёте?" — "Конечно, заберём! Вот только машина вся вещами набита, так что полезай в багажник!"

Дамы танцуют фламенко. "Как-то вас тут больше, чем в прошлый раз!" — "Я спохватилась, что дочери уже скоро подростками станут, а с подростками я управляться не умею. Вот я и наколдовала Ярославну, девочку-подростка; экспериментирую на ней! А остальные всё те же!"

Выгружаю чёрно-белую Африку и не менее печатную Южную Америку на сундук. Их как-то удивительно мало; когда паковали — казалось больше. Зато самая ценная часть — пачка топографических карт каждой из африканских стран — цела!

Варенья с красными крышками. "Это — образец ваших яблок, это — мандарины..." — "А которые не с красными крышками?" — "Это от других лиц, в первую очередь — от Сильвии! Все мои — с крышками вашего окружного цвета!"

"А вот это можно перешить!" — "Мама, я не умею!" — "А что тут можно не уметь? Это проще простого! Берёшь платьишко, иголку, нитку, старшую сестру Белку — и готово!"

Стреляем по мишеням чуть ли не вслепую. Для маленьких девочек оборудован тир; на чердаке — целый оружейный шкаф. Воспитание в семействе синоби другим быть и не может! Собака приучена к звукам выстрелов.

"Оказывается, всю свою жизнь я покупала платья для твоей дочери Танюшки! Думала, что для себя, а вот поди ж ты, как вышло! Трагедия. Рок. Предначертание. Мы слепы, а судьба играет нами! В кабак, пить горькую?"

Звезда необычайной яркости, в которой подозреваем планету Венеру. Видна только с неосвещённой деревенской улицы, чем и пользуемся. Воспользовавшись нашим замешательством, по тёмной улице к нам подкрадывается беглый муж. Умудряется на ходу продать перевозимые нами сервизы.

"У вас, говорят, в доме все женщины, включая собаку и кошек?" — "Да, правда! Прежде, чем заводить в доме мужчину, нужно потренироваться дрессировать кошек и собак!" — "А мы тут как раз мужика нашли на улице. Нужен?" — "Какой он?" — "Маленький, волосатый и на Мартышек похож!" — "Знаешь, отец, я обычно людей не вписываю, но если уж даже ты просишь..."

"Провинциал, полный надежд, въезжает в большой город..." — "И что дальше?" — "Не важно! Важен этот момент. Ещё больше надежд ни в какой другой момент жизни уже не будет!" — "У меня так было дважды: в Москве и в Иерусалиме!" — "У меня так не было никогда!"

"Подрядчиком этой кривулины он оказался случайно, с нуля набрал бригаду и сказочно разбогател. Пригласил меня в самый дорогой ресторан — и тут мы вспомнили, что давным-давно я его нанимала кафель на кухне класть. Кафель он положил криво и неумело!"

"Менеджеры в эту кривулину въезжать боятся! Рационально свой страх не объясняют, но — боятся панически!" — "Пусть! Их совершенно не жалко!" — "Тысячи мелких менеджеров не могут ошибаться?" — "Это их проблемы, а не наши!"

"Никогда не поздно исправить свои ошибки!" — "Не собираюсь! В моей жизни было множество ошибок, но все они прекрасны и поучительны!" — "Спасибо за комплимент! Я, значит, тоже поучительна?" — "И тоже прекрасна!"

"Будешь смеяться, но мы выполнили план ровно так, как задумали!" — "Да, но сколько раз мы пытались от него отклониться?" — "Ну, это сложно, это двенадцать часов пикирований, разгрузок и взлётов! Мы две машины вещей раздали!" — "Да, это как-то осмысленнее, чем гарцевать на велосипеде под крыльями те же двенадцать часов!"

Белая машина расправляет крылья и взлетает в небо с места, без разгона. Лапки втягивает уже в полёте. Каждый раз, увидев хозяйку, машина поводит ушами; каждый раз умиляюсь этому. Втягивание лапок — не менее умилительный жест. Машу вслед чемоданчиком.

Не успеваю раздеться — слышу звонкие удары в окна: дождь и шторм. Будто бросают рябину горстями в стёкла всей хрущёвки разом. Дождь или град? Он специально ждал, чтобы мы закончили вылет. Спасибо за любезность!

Три подлинных цвета: чёрный, белый и алый. #ЧёрныеКрылья прошли незаметно. #БелыеКрылья провели мы. #АлыеКрылья пройдут без меня. #ДеньБелыхКрыльев парадоксален: никому не надо знать, что это на самом деле за праздник, но без него не будет снега. Проверяли.

Раньше #ПервыйСнег выполнял любое твоё желание, но забирал жизнь того человека, о котором ты забудешь в первый снегопад. Теперь это не так, и это замечательно! Лучше летать, чем мучительно вспоминать, кого ещё ты забыл накануне #ПервогоСнега. Действие лучше созерцания.


Ёлки!

05.11.2020. Иллюстрация. Иллюстрация иллюстрации.

- Ты нас гнусно использовал!
- Как?
- Заставил писать комментарии под твоей записью в Фейсбуке, содержащей весьма сомнительный тезис!
- Зачем это мне вообще?
- Чтобы наши комментарии против нашей воли подтвердили твой тезис!

Занавес.

#Манипуляции
#Обвинения
#ДоброеУтроБезумныйМир
Ёлки!

26.10.2020. Только не себя!

- Я тебя вместе со всеми расфрендила, а потом спохватилась, нашла и зафрендила обратно. Ты не в обиде?
- Нет.
- Что, даже и не волновался?
- Не волновался, поскольку не сомневался. Это же не только мой блог, но и твой. А саму себя не зафрендить ты не смогла бы: себя ты всё-таки любишь!

Занавес.

#ДоброеУтроБезумныйМир
#ЛабиринтОтражений