Кор, брат Вэрки (miiir) wrote,
Кор, брат Вэрки
miiir

Categories:

Вот куда надо было возить москвичек вместо Хулиганки!

Via: klavdiaivanovna ex "Хорошие девочки попадают в рай, а плохие - куда захотят"

для Кора


Да, всё забываю сказать (была там в июле, когда над лиловыми клумбами столбом стоял медвяный запах флоксов).
В Смольном - прелестная временная выставка (не в Смольном соборе, а в том Смольном, где Правительство и Администрация). Может, закрылась уже, хотя вряд ли - туристический сезон ещё не.

«В Историко-мемориальном музее "Смольный" (Смольный проезд, дом 1, литер Б, 2 этаж, комната 206) открылась выставка
« Смольный институт благородных девиц. 250 лет ».
Представлена история Смольного института не только через факты и даты, но и через истории тех, кто здесь жил и работал - педагогов, классных дам, начальниц и, конечно, воспитанниц Смольного.
Выставка создана при помощи современных технических средств, которые помогут погрузиться в атмосферу Смольного института. В экспозицию вошли фотографии смолянок, кадры из документальных и художественных фильмов, а также аудио- и видеоинсталляции.» (C)


(х)

В атмосферу погружает, это правда. Светлая зала, в центре - высокий экран, на нём непрерывно вальсируют ч/б смолянки в натуральную величину.

Сильней всего запомнились крохотные пинеточки, пошитые на уроке рукоделия, и фронтовое фото чернокудрой красавицы, выпускницы 1914 года.


(х)

Впечатлил обычай "обожания".
Девице ведь необходимо обожать кого-нб., а то лопнет. Соприкасаясь с т.наз. "фандомами", сталкиваюсь с дикими формами обожания. А в Смольном институте оно было возведено в традицию и облагорожено.

«Институтки обожали учителей, священников, дьяконов, а в младших классах – и воспитанниц старшего возраста, - вспоминает одна из смолянок. - Встретит, бывало, “адоратриса” свой “предмет” и кричит ему: “adorable”, “charmante”, “divine”, “celeste” (фр. “восхитительная”, “прелестная”, “божественная”, “небесная”), целует обожаемую в плечико, а если это учитель или священник, то уже без поцелуев только кричит ему: “божественный”, “чудный”! Если адоратрису наказывают за то, что она для выражения своих чувств выдвинулась из пар или осмелилась громко кричать, она сияет и имеет ликующий вид, ибо страдает за свое “божество”. Наиболее смелые из обожательниц бегали на нижний коридор, обливали шляпы и верхние платья своих предметов духами, одеколоном, отрезывали волосы от шубы и носили их в виде ладанок на груди».



«В самой старшей группе «обожали», как правило, членов царской семьи — это культивировалось. «Обожали» императрицу, но особенно императора. При Николае I «обожание» приняло характер экстатического поклонения. Николай был, особенно смолоду, хорош собой: высокого роста, с правильным, хотя и неподвижным лицом (только в конце жизни у него вырос живот, что он тщательно скрывал мучительным перетягиванием). Истерическое поклонение государю многие смолянки переносили за стены учебного заведения, в придворную среду, особенно — в круг фрейлин.»



«Если же кому-нибудь наскучало долго обожать одно и то же лицо, то та выходила на середину и просила девиц позволить ей разобожать».



Пока душа воспаряла в обожании, тело претерпевало.


(х)

«Все наши воспитанницы должны были во время поста подолгу стоять на коленях на церковных службах. Носили мы чулки ручной вязки, и при стоянии они впивались, образуя на коже воспаленную красную решетку.
В приемный день я рассказала маман о наших страданиях и даже умудрилась незаметно показать коленку. Маман ужаснулась. Через два дня в неурочное время она прорвалась ко мне на прием и тайно передала чудесные шелковые на тонкой ватной прослойке наколенники. Они пахли домом, я надевала их под чулки. Получалось гениально! Можно было спокойно стоять на коленях, усердно молясь Богу под грустные напевы нашего прекрасного хора из старших воспитанниц.

Я поделилась этим с подругами, и они также получили вскоре от своих сердобольных родных такие наколенники. Они были разные, мы демонстрировали их друг другу и держали в своих партах. Но недолго послужили они нам. Однажды, когда мы вернулись с ужина в класс, наша “синявка” (это прозвище классные дамы получали из-за форменного синего костюма) скомандовала нам занять места, и тут—оужас!—мы увидели на ее столике груду наших пестрых наколенников. Не успели мы опомниться, как в класс вошла инспектриса и прочитала нам громким металлическим голосом крепкую нотацию. Наши нарядные наколенники были забраны в мешок и вынесены из класса»
. (Цит. по: «Мне подменили жизнь...». Хроника семьи Абаза — Исаевых в воспоминаниях, письмах, документах. СПб., Северная звезда, 2013.)


(х)

Ну и всё такое.



Вот куда, Кор, надо девочек сводить, пока экспозицию не демонтировали. Жутко и восхитительно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments