Кор, брат Вэрки (miiir) wrote,
Кор, брат Вэрки
miiir

Categories:

Минск. 1. Бортовой журнал Диордано.

Первый раз я прибыл в Минск знакомиться с родителями моей будущей супруги, Эннмер Чёрной. По белорусским законам даже если бы Эннмер умерла в Петербурге, то её прах пришлось бы везти в Беларусь. Эннмер же хотела жить в Петербурге, а умирать не хотела вовсе, и поэтому моим долгом было привязать её к Петербургу собственным кольцом.

За месяц до свадьбы Нибин, возлюбленный Эннмер, позвонил ей и сказал, что его совесть проснулась, что он готов расписаться с ней сам, чтобы этого не пришлось делать мне. Эннмер ответила Нибину со всей возможной серьёзностью: "Я обещалась Диордано и будет ждать его решения". "Так выходить мне замуж за Нибина или нет?" - спросила Эннмер. "А насколько серьёзны твои чувства к нему?" - спросил я. "Нибин - моя судьба. Серьёзнее некуда!" - ответила Эннмер. "Тогда, - ответил я, - ты выйдешь замуж а меня, а ваши отношения с Нибином останутся бескорыстными".

Забегая вперёд, скажу, что брак состоялся, и через две минуты церемонии Нибин и Сашка Салита похитили Эннмер из ЗАГСа, пока Малиновка отвлекала меня брачными бумагами. Через три года Эннмер позвонила мне и сказала: "Мы с Нибином прожили три года душа в душу. Я уверена в наших чувствах. Дай мне развод, чтобы мы с ним поженились". Мы пришли в ЗАГС разводиться, там сидели вереницы злых и надутых разводных супругов, а среди них - мы с Эннмер, радостные и заботливые. Тётка, оформлявшая разводы, бросилась нам с Эннмер в ноги: "Не разводитесь!!! Я ещё не видела более счастливой пары за всё время работы здесь!" Следовало её послушаться, ибо закончилось всё плохо: через месяц после нашего с Эннмер развода я привёл её за руку на свадьбу с Нибином, а через три месяца после их свадьбы они разругались вдрызг и расстались. Жалко до сих пор.

Тем не менее, перед нашим браком мы не сообщили родителям Эннмер, что брак планируется фиктивным. Мы приехали в Минск в предсвадебное путешествие, и очаровать родителей невесты мне удалось (мне это всегда удавалось). Они жили в самом центре города, на Немиге, в полуразвалившихся домах. Они были в разводе, но не разъезжались, поскольку правительство обещало вообще расселить эти дома и дать им новые квартиры, и они надеялись получить отдельные; пока же они просто перегородили каждую полку холодильника фанерками - и жили с фанерками.

Из моих минских достижений помню, что записывал на диктофон колокола минских церквей и хотел записать белорусскую речь, но не мог найти говорящих по-белорусски. Помню, как просил у Эннмер денег на две батарейки для диктофона четыре дня подряд. Помню, как работал дворником на Немиге, помогая матери Эннмер. Помню весь центр Минска, в особенности же Раковское предместье. Второй раз побывать в Минске мне довалось при совершенно иных обстоятельствах.

В первый же приезд в Беларусь мы с Эннмер попытались объехать всю республику, навестив Белую в Домжерицах и других друзей Эннмер в остальных городах. Другие города я буду вспоминать в другой раз.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments