Кор, брат Вэрки (miiir) wrote,
Кор, брат Вэрки
miiir

Category:

11.01.2019. "А вы, убивше человека, как литоргисать станете?"

- Неужели ты не понимаешь, что остался один? - спросил на Церковном Соборе 17 июня 1667 года измученного тюрьмами протопопа Аввакума рязанский архиепископ Иларион, в прошлом - земляк Аввакума и инок монастыря Макария Желтоводского. - Все русские архиереи, созванные на Собор, уже подписали бумагу, что согласны со всеми тремя пунктами. Один ты упорствуешь!
- Вы каждого заставили подписать бумагу порознь? А то и под замком?
- Не важно. Вот сидят Вселенские Патриархи: Паисий Александрийский и Макарий Третий Антиохейский! Вот сидят присланные от Константинопольского и Антиохийского патриархов, вот митрополит Паисий из Газы. Ты хоть представляешь, как дорого было нам их приглашать? А пригласили их для того, чтобы их авторитетом убеждать меднолобых дураков вроде тебя! Все согласны, а ты - нет! Кто же здесь еретик?
- В Библии на этот счёт написано точно: "Лучше один, творящий волю Божью, чем тьмы беззаконных!" А беззаконные здесь - вы все!!!

Слово "БЕЗЗАКОННЫЕ" было сильнее любой матерной брани, которой от Аввакума даже и ожидали. От неожиданности все вскочили с мест и устремились на Аввакума, нанося ему удары посохами. В миг собор первосвященников превратился в стадо, послушное инстинкту: ударить того, кого уже ударили, - из опасения, как бы за промедление не ударили тебя самого. Первыми на Аввакума набросились Павел, митрополит Крутицкий, которого Аввакум раньше, в пылу спора, назвал блиноторговцем, и Иларион, архиепископ Рязанский и Муромский, которому досталось от земляка больше брани, чем другим, за ними - Лаврентий, митрополит Казанский и Свияжский, и Иоасаф, архиепископ Астраханский и Терский, за ними - решительный Иоаким из Можайска, бывший дисциплинированный кавалерист и новый архимандрит Чудова монастыря, и учёнейший Евфимий, чудовский же келарь, следом за ними - архимандрит Дионисий, переводивший все реплики Вселенским Патриархам, за ним - и сами патриархи, Паисий и Макарий. Даже Иона Ростовский, до этого просто сидевший с важным видом, вскочил на ноги. Толпа архимандритов и епископов налетела на Аввакума и чуть было не затоптала его.

- Если меня убьёте, как литургию служить будете? - выплюнул Аввакум с кровью свои последние слова.

Епископы оцепенели. Это простое соображение не приходило им в голову. Воспользовавшись их замешательством, всемогущий Иван Уарович Калитин, начальник Судного приказа, ринулся к Аввакуму, чтобы помешать убить бывшего царского любимца и нынешнего опального протопопа. Тщетно: подхватив Аввакума под локти, чтобы вытащить его из зала Собора, Калитин заметил, что сердце протопопа не бьётся.

- Умер, - произнёс Калитин с сожалением (откуда даже осведомлённейшему главе Судного приказа было знать, что не умри Аввакум в тот момент - его ждали бы ещё пятнадцать лет заточения, двенадцать лет земляной тюрьмы и костёр?).

Иерархи молчали.

Что делать?
Скрыть смерть Аввакума от царя? Уже невозможно. Царь Алексей Михайлович, уехавший в Преображенское 14 июня, обязательно вернётся через пять дней - и первым делом спросит, что сталось с его любимцем, несговорчивым Аввакумом, беречь которого просила царя сама покойная царица.
Покаяться? Сейчас, всем собором? Объявить, что дьявол ввёл во искушение всех? Позор и соблазн. Но даже это не решит главного вопроса: как толпа убийц станет служить литургию??? И кому нужны патриархи, архимандриты и архиепископы, не способные отслужить литургию?
Разбежаться и сделать в своих епархиях вид, что ничего не произошло? Но каждый из соучастников - свидетель, и каждый может выдать всех остальных и каждого в отдельности. И непременно выдаст, как только его обойдут местом. А мест на всех не хватит.

И вот, среди всеобщего замешательства, с места встал секретарь Собора, просвещённейший Симеон из Полоцка, учёный и поэт. Единственный, кто не участвовал в коллективном избиении сквернослова (не потому, что не хотел, но хотя бы потому, что не успел встать со своего секретарского места - это несколько секунд, почти полминуты). Единственный, кого царь любил больше Аввакума.

- Человеческая природа слаба, - заявил Симеон сходу, не давая Собору поблажек. - Любой человек, сколь бы праведен он ни был, не может противостоять козням Лукавого. Слабость человеческой натуры описана Отцами Церкви и известна всем, а потому - простительна. Но можем ли мы доверять такой важный обряд, как превращение вина и хлеба в Кровь и Плоть Христову, грешным человеческим рукам? Нет, не можем.

Церковные иерархи притихли. Ещё немного - и они ринутся на Симеона, за плечами которого уже нарисовался Иван Калитин со стрельцами: гибели двух своих любимцев царь уж точно не простит.

- В землях западнее Полоцка, - продолжил Симеон ровным голосом, - местные умельцы научились изготавливать искусные машины, повторяющие все движения людей. Эти машины недёшевы, но зато они чисты от скверны; им можно доверить таинство Пресуществления во время Божественной Литургии. Их можно устанавливать как в алтаре, так и в самом храме, более того: на специальных рельсах они могут вносить Дары в алтарь и вывозить их к мирянам. Правда, люторы и кальвины, - немецкие, галльские и венгерские еретики, - не одобряют испльзование этих машин в церквях, утверждая, что такая роскошь отдаляет Церковь от Бога. Но их аргументы подобны аргументам наших заволжских старцев-нестяжателей, станем ли мы прислушиваться к ним? В свою очередь, Католическая Церковь колеблется, можно ли использовать аппараты в церквях и даже в церковных часах, где фигурам придаётся облик святых угодников. Этого мы тоже можем избежать, не придавая литургийным автоматонам человеческого облика, но оставляя их лица пустыми, дабы не навлекать на себя упрков в идолопоклонстве. С другой стороны, что может значить для нас мнение Католической Церкви, претенующей на общемировое главенство? Здесь собраны все Вселенские Патриархи! Мы можем принять любое решение, и его признают все православные христиане, за искючением разве что расколоучителей, сопротивление которых исправлению книг и обрядов нам всё равно придётся преодолевать. Более того: священники на местах окажутся более сговорчивы и менее глухи к доводам разума, когда увидят, что литургию вместо них могут отслужить автоматоны, а в них самих нет нужды. Завести же автоматон может любой, даже представитель светской власти. - Симеон сделал многозначительную паузу. - Однако для преемственности, передачи традиций и сохранения церковной иерархии будет правильным, если автоматоны будут заводить те патриархи, архиепископы, епископы и архимандриты, которые сейчас уже выработали общие для всех православных каноны. В свою очередь, я, многогрешный и недостойный, смогу убедить российского царя, тишайшего Алексея Михайловича, в необходимости литургийных автоматонов. Ведь они смогут служить даже в церквях, разграбляемых магометанами и еретиками-униатами, где боязливые священники по слабости своей служить не осмелятся. Кроме того, появление автоматонов привлечёт инетерес колеблющихся к православной службе, что поможет царю Московскому присоединить новые земли. Зная нрав царя, могу предположить, что он, склонный к театру и зрелищам, одобрит наше начинание и щедрою рукою привлечёт мастеров, способных изготовить такие автоматоны в количествах, потребных для всей православной земли!

Нет зрелища отраднее, чем человек, только что стоявший на краю отчаяния - и вдруг увидевший выход, пусть даже и безумный, но сулящий ему спасение! К вечеру этого дня все подписи всех иерархов заняли подобающие им места в бумагах Симеона. 19 июня 1667 года Симеон Полоцкий встретился с царём Алексеем Михайловичем, только что вернувшимся из Преображенского; детали их беседы остались историкам неизвестными. Аввакума погребли с почестями, подобающими протопопу крупнейшего в Москве Казанского собора, весть о его трогательном примирении на одре жестокой болезни с Православной церковью быстро облетела всё Московское царство. Царь, опечаленный гибелью Аввакума, довольно быстро утешился, приспособив первые поступившие ему литургийные автоматоны не только для церковной службы, но и для театра и даже для артиллерии - строго отделив, правда, автоматоны священного назначения от машин для увеселений или войны. Вскре позолоченные автоматоны были установлены в московских соборах, серебряные - на Волге, а железные - не только в Тобольске, но и по всей Украине.

Расчёт Симеона оправдался: введение автоматонов не вызвало таких волнений, как уже принятые новшества - удлинение Никоном службы, связанное с упразднением многоголосного пения; отмена земных поклонов; уничтожение сеней над алтарями; исправление церковных книг и уж тем более замена двоеперстного Кресного Знамения троеперстным. Отдельные очаги сопротивления введению автоматонов известны и изучены: Вязники, где капитоновцы не только ломали автоматоны, но и убивали священников-доносчиков; Поволжье, где автоматоны сбрасывали с крутых обрывов в могучую Реку; Кшарозерье, где автоматоны продолжали двигаться среди уморивших себя голодом староверов; Суздаль, где Никита Добрынин своими руками с бранью разломал церковный автоматон; Соловецкий монастырь, хитрые и воинственные монахи которого отправили присланные им для церковной службы автоматоны на монастырские стены - лить смолу на царских стрельцов, дабы не запятнать своих иноков убийством; Вологда, где отчаявшиеся верующие сжигали или расплавляли автоматоны вместе с собою и церквями; Холмогоры, Вятка и Тобольск, куда автоматоны доходили уже частично разворованными в дороге, а потому - непригодными для совершения службы, - к вящей радости провинциального клира, не спешившего принимать церковные новшества! Однако на место уничтоженных автоматонов присылали всё новые и новые. Через поколение, когда число староверческих священников, рукоположенных ещё прежними легитимными епископами, уменьшилось, часть старообрядцев - разрываясь между "поповцами", укрывавшими для своих нужд беглых священников-пьяниц, и "беспоповцами", отрицавшими необходимость священников вовсе, - выбрала третий путь: автоматоны, ни разу не служившие неправильную никонианскую литургию с момента своего изготовления. С этого момента автоматоны стали проблемой уже для церковных властей: "меднопоповцы" крали и похищали силой "медных попов" до первой службы с их участием; за них платили бешеные деньги - почти как за миро, освященное правильным епископом; в демидовских деревнях на Алтае наладили даже собственное кустарное производство автоматонов. Впрочем, ни поповцы, ни беспоповцы меднопоповцев не признали, что ещё более усугубило разрозненность старообрядцев.

На этом месте я проснулся.



В реальности Аввакума было иначе: "Побранил их, колько мог, и последнее слово рекл: "Чист есмь аз, и прах прилепший от ног своих отрясаю пред вами, по писанному: «Лутче един творяй волю божию, нежели тьмы беззаконных!» Так на меня и пуще закричали: «Возьми его! — Всех нас обесчестил!» Да толкать и бить меня стали; и патриархи сами на меня бросились, человек их с сорок, чаю, было, — велико антихристово войско собралося! Ухватил меня Иван Уаров да потащил. И я закричал: «Постой, — не бейте!» Так они все отскочили. И я толмачю-архимариту Денису говорить стал: «Говори патриархам: Апостол Павел пишет: „Таков нам подобаше архиерей, преподобен, незлоблив“, и прочая; а вы, убивше человека, как литоргисать станете?» Так они сели. И я отшел ко дверям да набок повалился: «Посидите вы, а я полежу», говорю им. Так они смеются: «Дурак-де протопоп! И патриархов не почитает!» И я говорю: «Мы уроди Христа ради; вы славни, мы же бесчестни; вы сильни, мы же немощны!» Потом паки ко мне пришли власти и про аллилуия стали говорить со мною. И мне Христос подал — посрамил в них римскую ту блядь Дионисием Ареопагитом, как выше сего в начале реченно. И Евфимей, чюдовской келарь, молвыл: «Прав-де ты, — нечева-де нам больши тово говорить с тобою». Да и повели меня на чепь". А главного действующего лица моего сна, Илариона Рязанского, могло и вовсе не быть на соборе.

Via: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%88%D0%BE%D0%B9_%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments