Кор, брат Вэрки (miiir) wrote,
Кор, брат Вэрки
miiir

Categories:

07-11.03.2019. Зимний Старец. Сказка о том, почему зима не кончается.

- Ты, Хивай, вино пьёшь, а рассказывать – не рассказываешь! Зачем мы тебя тогда поили? Когда ты сам вином торговал, ты его на стихи обменивал, а мы с тебя просто рассказ просим!
- Что вам рассказать?
- Расскажи о Коре, зимнем старике! Да побыстрее!
- Побыстрее – это пока меня трактирщик отсюда не выкинул?
- Ты уже два часа отнекиваешься. Ещё немного – и мы трактирщику сами пособим!

С деньгами у беспутного Эриона Хивая всегда знатно, да не всегда хорошо. Вчера за сто восемь серебряков мог на сутки целую армию нанять и целый город сжечь, а сегодня и за постой заплатить нечем. Вчера в шелках на белом коне гарцевал, а сегодня сапоги разные носит, с двух одноногих трупов снятые. Вчера ходил с резным амулетом ценою в целую башню, а сегодня синюю бусину совершеннолетнего краснолюда, у родителей выкупившегося, из собственной бороды продать готов. А всё почему? Потому, что в кости играет! Много раз несметные сокровища добывал – и всё в кости спускал!

- Ладно, слушайте историю про Зимнего Старца. Жил был за морями и горами, за холодными вратами, на берегу Белёсого моря чернокнижник Кор, злой колдун. Злой – не потому, что особенно злобный, а потому, что другими колдуны и не бывают, равно как и боги.
- Это почему это?
- Колдуном от хорошей жизни не станешь, а доброго бога забудут быстро. Поэтому и те, и другие – злые.
- Резонно! И что он умел?
- Да всё он умел, но все его уменья к одному сводились: умел он всем вокруг дать почувствовать, каково ему самому жить. Если он весел – все вокруг веселы, если ему страшно – все вокруг дрожат, если ему скучно – то все вокруг в тоске, а если ему холодно да голодно – то зима наступает.
- Ого!
- Захотели горожане Кора убить, чтобы тот их своими бедами не заражал. Наняли других колдунов: не более злых – но и не менее. Стал Кор от них скрываться, облик менять: то птицей перекинется, то собакой, то сверчком, но чаще – человеком, стариком или старухой, дхойнскими: дхойне седеют да стареют раньше, у них старики-старухи чаще на глаза попадаются. А людей при море жило десять раз по тысяче тысяч, среди такой толпы одного седого старика не найдёшь. Даже если помнить, что глаза у Кора синие-синие, как лёд! Синеглазых тоже много. Так и не получили за Кора колдуны денег до сих пор. Значит, жив ещё Зимний Старец.
- Вовсе не значит!
- Пусть и не точно, но вероятность есть!
- А почему его Зимним Стариком зовут?
- А вот представь! Перекинулся ты сам в старика, дома крепкого лишился, ходишь по миру, подаяния просишь. Пускают тебя куда-то, сажают у двери, чтобы тобою щель загородить; жидких щей наливают, чтобы горшок освободить. Дрожит старик - с ним и вы все дрожать начинаете. Холодно ему - и вам всем холодно. Голодно ему - и вам всем голодно. А чем ему холоднее, тем зима свирепее: так-то у моря зимы мягкие. Чем холоднее и голоднее, тем хозяева разборчивее: думают, как бы им самим выжить, да от нахлебников освободиться. Выставляют Кора за порог, начинает он коченеть, начинает зима крепчать. Так и весь городок вымерзнуть может… А если колдун в ледышку превратится, то будет зима вечной…
- А как тогда весна наступает?
- А так и наступает: где-то людям от холода и голода уже настолько худо, что с места встать не могут, и на всё им плевать. Там-то Кор садится у стеночки и начинает постепенно в чувство приходить, отогреваться. Иногда месяц, а иногда и больше. Тут и весна приходит.
- То есть если встретишь Зимнего Старца, то нет никакого спасения, смерть верная?
- Ну, да! Одно спасение: всех нищих без разбору кормить да поить, да к огню пускать. Авось кто-то из них да и Кором окажется…
- Так ты это для того рассказываешь, чтобы тебя самого на улицу не гнали? – трактирщик вмешивается. – Вот хитрая борода краснолюдская! Вино допил – и проваливай! Приходи, как монетой разживёшься!

Собирается беспутный Эрион, оглядывается недобро: «Вот я вам сейчас устрою!» За ворота выходит, снег сгребает, скатывает огромную тощую фигуру: с ельфа ростом, а ельфы как как раз со сгорбленного дхойне будут. Руки лепит длинные, лицо – вытянутое, безбородое, брови - мохнатые. Отходит, смотрит – нет, не похоже! Лепит волосы так, чтобы на лицо спадали, а вместо глаза вкатывает снеговику собственную синюю бусину из бороды, на совершеннолетие полученную. Ради такой славной шутки – не жалко!

Собирается Хивай, уходит. Не так он глуп, чтобы стоять и смотреть, как трактирщик ледяную фигуру найдёт. Вдруг не сегодня найдёт, а завтра? А вот через недельку можно и зайти…

Приходит Хивай через неделю, видит – света в окнах нет. Стоит у трактира ледяная фигура, глазом сверкает! Видать, заметил её трактирщик с постояльцами, узнал по россказням хивайским – и решил дёру дать, чтобы от Вечной Зимы уйти.

Обрадовался Хивай, внутрь зашёл, огонь в печи зажёг. Руки-ноги отогрел, за поленницу взялся: поднёс побольше дров к Зимнему Старцу, запалил и костерок сложил, от которого старый Кор водяными слезами заплакал. Так и плакал от благодарности, пока не растаял весь. Тут через пару дней и весна началась.

А Хиваю весна без надобности, он не суеверен. Хиваю свою синюю бусину совершеннолетнего краснолюда вернуть нужно, которая глазом Зимнего Старца побывала.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments