Кор, брат Вэрки (miiir) wrote,
Кор, брат Вэрки
miiir

Categories:

20-21.12.2020. Этнографический курс в Подвесном Университете.

По просьбе Насти Рязановой рассказываю, как складывался курс этнографии в Подвесном Университете города Санкт-Петербурга.

Однажды Академия Наук послала на Крайний Север экспедицию для изучения влияния чукотского гнуса и мошки на отрицательные конструкции чукотского языка. Или, наоборот, влияние отрицаний на комаров. Это, разумеется, неправда! Просто это были две экспедиции в одной: муж-энтомолог отправился изучать чукотских комаров, а жена-лингвист — отрицания в чукотском языке. Исследовательская сказка-анкета, которую энтомолог Йелл написал для пользы исследований лингвистки Эри, вошла в золотой фонд мирового фольклора как "Сказка о некрасивой жене и неудачливом охотнике". Это тоже неправда: сказка вошла лишь в сетевой фольклор. Зато — прочно!

Итак, вы уже представляете себе старост подвесного курса "Этнография". Осталось сказать несколько слов о ректоре, который организовывал занятия, и о преподавателях, которые читали лекции. Полторы сотни лекций. Около сотни преподавателей из Института Лингвистических Исследований, Кунсткамеры и СПбГУ.

Сначала курс назывался "Малые народы России". После доклада о гавайцах название поменяли: "Малые народы мира". После рассказа о китайцах-ханьцах слово "малые" из названия курса куда-то исчезло.

Рассказывать о каждом народе приглашали троих специалистов. Во-первых, лингвиста, который рассказывал о языке этого малого народа. Во-вторых, этнографа-антрополога, полевика-исследователя, который рассказывал о культуре и быте этого народа (или о том, что осталось от их быта). В самых печальных случаях этнографа заменял археолог. В-третьих, после этих двоих приглашали самого представителя этого малого народа, и уже со знанием дела расспрашивали его о личных воспоминаниях. Лингвистов брали из ИЛИ РАН и с "Фестиваля Языков", этнографов — из Кунсткамеры, СПБГУ, Герцовника с Институрм Народов Севера и даже из Русского музея. Самих носителей языков и культуры отлавливали автостопщики и госпитальеры #ЧайнойПрограммы.

Лекции длились полтора-два часа. После этого лектору начинали задавать вопросы, и задавали их ещё час или полтора. Лучший комплимент студентам подвесного курса сделал один из лингвистов: "Обычно на моих лекциях слушатели через полчаса скисают, а вы слушаете меня уже третий час — и задаёте вопросы? Да кто вы такие? Да откуда вы такие?"

Где всё это происходило? Сначала под курс захватили подростково-молодёжный клуб "Аврора". Как именно захватили? Взяли на абордаж! Сняли анкету Подвесного Университета с руководителя этого клуба, леди Новы, а потом подвесили в её клубе все курсы, которые она пожелала изучать сама: от каллиграфии до астрономии и от стихосложения до мифозоологии. Потом нашли корпус завода, который постепенно перерождался в бизнес-центр: сначала отремонтировали первый этаж и сдали его, на доходы от аренды отремонтировали второй, на доходы от аренды первых двух этажей — третий, и так далее. Здание было семиэтажным, так что на последнем этаже за два года ремонта нижних этажей успели провести пять или шесть десятков еженедельных лекций, с перерывами на зимние праздники, летние каникулы и весенние лесопосадки.

В процессе занятий собрали библиотеку к курсу: десяток чемоданов с книгами по этнографии и антропологии, полное собрание "Сказок народов мира" и всевозможные издания на национальных языках. Когда ремонт, подобно приливу, поднялся до седьмого этажа, чемоданы с книгами всплыли и начали дрейфовать сначала к Средней Рогатке, а потом — в сторону Девяткино.

Но курс не пропал бесследно: от него осталась сказкозаписывающая студия "Слон в торбасах". Да, не "звукозаписывающая", а именно "сказкозаписывающая". Да, "слон" — это зверь. Да, "торбасы" — это обувь, мягкие сапоги из оленьих шкур мехом наружу. Эри, Йелл и другие участники курса начитали в микрофоны десятки сказок разных народов по разными темам: "Сказки о кошках", "Сказки об обезьянах", "Сказки о карликах", "Сказки о великанах" и так далее. Сказки по каждой теме собрали на компакт-диск, а каждый компакт-диск приложили к ежегодной книжечке "Журнала единомышленников", издания-"зина" Йелла и Эри, который издавался тиражом в 50 экземпляров, печатался на принтере, снабжался нашивками, значками или фенечками и раздавался знакомым. Йелл и Эри не признавали социальных сетей и конкурировали с ними до последнего. У "Живого Журнала" они даже выигрывали. Это — последний известный мне самиздатовский журнал, а полной подборки его номеров нет ни у кого.

Что случилось потом? Потом случились дети, и все сказки ушли в них. 😊 И это прекрасно!

Зачем Настя попросила меня записать мой рассказ об этнографическом курсе Подвесного Университета? Видимо, она собирается повторить в Перми, в Пермском Подвесном Университете, или весь курс, или отдельные его элементы!

https://vk.com/slon_v_torbasah
https://miiir.livejournal.com/2552308.html

https://hotplayer.ru/?s=%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%BD%20%D0%B2%20%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B1%D0%B0%D1%81%D0%B0%D1%85
https://drive.gybka.com/artist/14738759-Slon_V_Torbasah/
https://www.youtube.com/channel/UCsbmZRlSa3RrOnQgizDbtvA
https://lightaudio.ru/mp3/%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%BD%20%D0%B2%20%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B1%D0%B0%D1%81%D0%B0%D1%85

Собственно, удачи! :-)

Tags: #ЧайнойПрограммы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments