Кор, брат Вэрки (miiir) wrote,
Кор, брат Вэрки
miiir

Category:

19.01.2021. Сон про колокольчик в губернаторском доме.

В то незабвенное время Настя Карпенко носила простое кофейное платье и была самой скромной и милой из губернаторских дочерей всей России. Женихов вокруг неё не было: всех отпугивала вероятность в один прекрасный вечер погибнуть от динамитного взрыва на губернаторской даче, поскольку эсеры и народовольцы проводили свои акции с неверотной частотой — и часто достигали успеха. Мои товарищи по земству делали мне тонкие и не слишком тонкие намёки о положении Насти, но я был слеп и глух, как и положено влюблённому. В губернии я был человек новый, и заподозрить в Насте губернаторскую дочь никак не мог.

Помню день, когда мы с Настей оказались в музее. Воодушевившись, она встала в позу древнеримского оратора и произнесла речь, достойную лучшего из петербургских присяжных поверенных. Тему речи я не запомнил, но запомнил, как Настя стояла в луче солнца, и пылинки плясали вокруг её волос. В самый патетический момент речи она осеклась, смешалась и впала в глубокую задумчивость, чем окончательно себя выдала. Испугавшись её смятению, я начал доискиваться его причины — и узнал страшную тайну Насти. "Женихи всё всегда узнают последними".

Отступать было поздно: после недели слёз, клятв и взаимных упрёков я вполне смирился с ролью будущего губернаторского зятя, полного осла, косвенного пособника самодержавного деспотизма и без пяти минут покойника. Помню, с какой цинической миной сдал однажды на вечере в кругу друзей деньги для эсэров, во всеуслышанье произнеся: "На взрыв нас с Настенькой во время медового месяца!" Помню даже кружку с надписью "На оружие!", в которую я с такой демонстративностью положил свёрнутую банкноту. Друзья принялись заверять нас с Настей, что даже поэт Иван Платонович Каляев-Пиотровский, друг Александра Блока, не бросил бомбу в карету самого отъявленного злодея, императорского дяди и виновника 9 января, потому что рядом с приговорённым великим князем сидела его жена и малолетние племянники; стало быть — и нас с Настей судьба может пощадить. Меня эти слова ни в чём не уверили.

Значительно хуже ожидания неминуемой смерти, которое лишь подпитывало мои чувства к Насте, было то ложное положение, в которое я попал как человек, принятый в губернаторском доме. Василий Львович был человеком прямым и весёлым, удивительно упрямым — и оттого снисходительным ко всем, кто с ним не соглашался: в глубине души он был совершенно уверен, что его никто и ни в чём не переубедит. Спорщиков он выслушивал с лукавым добродушием человека, который всегда знает чуть больше, чем может сказать. После нескольких пикировок за столом Настя взяла с меня слово "не разговаривать с papá об общественном положении", но это слово многократно мною нарушалось — к удовольствию Василия Львовича и крайнему неудовольствию Насти.

Помню день, когда к Василию Львовичу спешно прибыл какой-то суетливый старичок из губернского правления; они уединились на веранде. Настя весь день была не в своей тарелке и говорила, что предчувствия её никогда не обманывают. Проводив старичка, Василий Львович ещё долго расхаживал по дому в невероятном нервном возбуждении, насвистывал себе под нос марши из опереток и отдавал слугам странные и нелепые указания. "Ne lez' na rozhon!" — процитировала мне Настя простонародную поговорку, но выдержать я не мог: преградил дорогу Василию Львовичу и громко спросил: "Что за секреты?" — "Никаких секретов! — рассмеялся Василий Львович. — Просто нашёл колокольчик, пожарный! С детства колокола любил. Думаю, куда бы его повесить, чтобы все до него дотянуться могли: и мы, и прислуга. Вы любите колокольчики, Алексей Степанович?" — "Колокольчики-то я люблю. Я секретов не люблю!"

Помню, как этот колокольчик вешали, тщательно вымеряя высоту: не слишком низко, чтобы огромный Василий Львович, проходя мимо колокольчика, не задел его случайно головой, но и не слишком высоко, чтобы даже Настя могла дотянуться до колокольчика и ударить по нему кулаком в случае, если язычок у колокольчика внезапно куда-то пропадёт.

На этом кончаются записки Алексея Степановича К*, земского землемера.

Конец фильма.

Титры.

Воспоминания землемера, почти наверняка вымышленного, Ксения пустила закадровым голосом к первому своему цветному фильму, короткометражке из провинциальной жизни начала XX века. Зная пристрастие Ксении к жанру "mockumentary" ("нарочито-неправдоподобный художественный фильм, снятый в стилистике документального"), не могу предположить, насколько соответствуют действительности эти мемуары. Возможно, они фиктивны, а возможно — реальны: в своем посмертном режиссёрстве Ксения не раз использовала "документальные материалы", доступные ей как православной святой, а точнее — "воспоминания реально живших людей и наиболее яркие картины из их памяти". Возможна и компиляция воспоминаний разных исторических лиц. Обращаясь к эпохам, наступившим после смерти Ксении и потому не очень хорошо ей известным, сама Ксения обычно не доверяет своей интуиции и использует полудокументальные материалы; на примере других её фильмов это отлично видно. Рискну, впрочем, предположить, что "записки" никогда не были записаны: Ксения могла (не слишком умело) придать предсмертным воспоминаниям погибшего вид мемуаров выжившего.

Единственное, в чём я твёрдо уверен, проснувшись сегодня, 19 января 2021 года в семь часов утра, — так это в том, что сон, приснившийся мне, является цельным и завершённым фильмом Ксении Петербургской, легкомысенной и язвительной православной святой XVIII века. Никакого продолжения у этого фильма нет и быть не может. Фрагментарность фильма — принципиальная установка Ксении.

Томский колокольчик, найденный мною для иллюстрации, очень похож по форме на выведенный в киносне, но там он был украшен белой эмалью. Выглядело это довольно нелепо (помешает ли белая эмаль колокольчику звенеть?), но поскольку я взял за правило передавать кинофильмы Ксении в мельчайших подробностях, упоминаю и об этой сомнительной режиссёрской находке.

#ПространствоВремя
#КиноСны
#РоссияКоторуюМыПотеряли

http://tomsk-story.ru/%D0%BF%D0%BE%D0%B6%D0%B0%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D1%80%D1%8B%D0%BD%D0%B4%D1%8B-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%86-xix-%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B0%D0%BB%D0%BE-xx-%D0%B2%D0%B2/



Этичность Ксении в обращении с воспоминаниями частных лиц не обсуждается: православные святые по определению не-этичны!
Аллюзии Ксении на "Замок" Кафки и "Рассказ о семи повешенных" Леонида Андреева, напротив, слишком очевидны, чтобы их обсуждать.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D0%BB%D1%8F%D0%B5%D0%B2,_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%9F%D0%BB%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D0%B7%D0%BC%D0%B5%D0%B7%D0%B4%D0%B8%D0%B5_(%D0%91%D0%BB%D0%BE%D0%BA)/%D0%A2%D1%80%D0%B5%D1%82%D1%8C%D1%8F_%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B0
Tags: #КиноСны, #ПространствоВремя, #РоссияКоторуюМыПотеряли
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments