Кор, брат Вэрки (miiir) wrote,
Кор, брат Вэрки
miiir

Category:

25.01.2021. Сон про Степана Яковлева и про вишни.

Двадцать девять дней — а кто-то рассказывает, что и двадцать девять лет! — развлекал Степан Яковлев следователей историями своих преступлений, небылицами и небывальщинами. Следователи эти истории записывали дословно, большая книга набралась (собственно, книга-то рукописных сказочных протоколов мне и снилась, внутри другого сна про музей). Читали следователи эти протоколы своим жёнам и детям дома: как уж тут удержишься? И посадить Степана не могли (начальство порознь людей сажать не велело, велело заговоры искать), и сообщников найти не могли (все, о ком он рассказывал, то ли из Анадыря уехали, то ли вообще в нём не бывали, то ли и вообще не существовали), и в психушку отправить не хотели (за это следователям штраф полагался), и книгу сказок от своего имени издать не могли: тайна следствия.

На тридцатый день — а кто-то рассказывает, что и на тридцатый год! — начались в деле подвижки: нашли-таки сообщников. Не то, чтобы они признали, что со Степаном Яковлевым знакомы, но начали их показания со Степановыми сходиться, в мельчайших деталях. То ли кто-то прознал, что Степана 29 дней не расстреляли, а значит — под него косить можно, и столько же проживёшь. То ли за 29 лет следовательские дети выросли, следовательским делом занялись и стали писать арестованным те преступления, к которым с детства привыкли. В любом случае — утечка информации, разглашение тайны следствия и штраф следователям неминуемый с их жалования скудного.

"А был там не один заговор, а целых два! — следователь читает. — То есть заговоры-то друг про друга не знали, но рядом квартировали. Начали себе подземный ход копать, для безопасности, — и до чужого подземного хода докопались. А какой толк от подземного хода, если про него кто-то ещё знает? С перепугу побежали оба заговора друг на друга доносы писать. Оба заговора думали: "Если других арестуют, то подземный ход нам одним достанется, и совсем безопасен будет", а в итоге делу ход дали, и подземный ход никому не достался..."
"Только я, Степан Яковлев, на него и наткнулся!" — Степан продолжает, без запинки.
"А вот и нет! — следователь ликует. — Я тебе сейчас не твои показания читал, двадцать девять дней назад (или двадцать девять лет назад?) мною собственноручно записанные. Я тебе чужие показания читал, которые с твоими совпадают, и записали их ровно вчера, другие следователи и другим почерком! Вон, смотри! Стало быть, нашли мы заговор!"
"Если бы нашли вы заговор, то вы бы меня уже расстреляли, — Степан говорит. — А раз вы чего-то не сделали, то сделать этого пока и не можете!"
"А почему не можем?" — следователь спрашивает.
"А почём мне знать? Может быть, неправдоподобно звучат мои преступления. Может быть, начальство вас за них засмеёт! А все они, между прочим, чистая правда!"

Поняли следователи, что не будет им доброй охоты, пока Степан жив и пока его показания неведомым образом в чужие деле перекочёвывают. Долго плакали, смертный приговор подписывая, и жёны их с детушками тоже плакали, что сказок больше не будет. Собрали расстрельную команду, зарядили ружья вишнёвыми косточками, вывели Степана из тюрьмы: "А теперь рассказывай свою последнюю сказку: как ты из тюрьмы бежал, да как тебя мы при побеге застрелили!" — "Не буду рассказывать: я завсегда говорю только то, что было. Пока вы меня не застрелили, об этом рассказывать не буду. После расстрела расскажу!"

Ведут его следователи через весь город Анадырь, белый-белый. Приводят на аллею, где уже вишни созрели. "Куда вы меня ведёте?" — "Сюда, к вишням!" — "Откуда в городе Анадыре вишни???" — "А мы, — говорят следователи, — то ли двадцать девять дней назад, то ли двадцать девять лет назад на этом месте самого Степана Яковлева расстреляли, когда он из тюрьмы сбежал. Бежал он быстро, а мы пока вишни съели, пока ружья вишнёвыми косточками зарядили, пока Степана догнали, пока прицелились, пока выстрелили — он до этого места и добежал, до другого края города Анадыря. А те косточки, которые в Степана Яковлева не попали, аллеей проросли, к климату нашему морозному приспособились и урожай дали! Вот оно, зримое свидетельство, что мы Степана Яковлева здесь расстреляли! А ты, стало быть, не Степан Яковлев, а самозванец!"

Смотрит Степан на вишни — глазам своим не верит. Ну не может быть вишен в Анадыре! Подходит к деревьям, щупает стволы — нет, не мерещатся они ему! Может быть, следователи эти вишенки ночью по ветвям развесили? Дотягивается до ветвей, срывает две ягоды — вроде бы крепко держатся, будто на этом дереве и выросли! Первую ягоду съедает — вроде бы настоящая. Вторую к рубахе подносит, у самого сердца, и в рубаху вдавливает, будто след от пули, — но не умирает от этого, а, наоборот, просыпается!

#ПространствоВремя
#КиноСны
#Мюнхаузен #Мюнхгаузен
#БаронМюнхгаузен
#СтепанЯковлев
#СтепанПисахов

Tags: #БаронМюнхгаузен, #КиноСны, #Мюнхаузен, #Мюнхгаузен, #ПространствоВремя, #СтепанПисахов, #СтепанЯковлев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment