Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Ёлки!

07.04.2020. Московский статистический сон.

Отправился в Москву в архив, ни с кем не договорившись о вписке. В трамвае случайно встретил сразу двух знакомых москвичей, которые наперебой начали звать меня пожить неделю у каждого из них. Очень обрадовался, проснулся.

С одной стороны, этот сон показывает событие, выходящее за пределы вероятного: в Москве за десять миллионов, а в трамвае - от силы человек пятьдесят. С другой стороны, в моей жизни такое многократно было и наяву! ;-)
Ёлки!

10.03.2020. Зачёт по шпионажу. Рябина. Посвящение Марии Павлитковской.

Девушка подходит ко мне откуда-то сбоку; лица разглядеть не успеваю. Рефлекторно хватаю пальцами лист бумаги, который она роняет. Оглядываюсь - но профиль девушки скрыт капюшоном чёрной толстовки. Три шага к ней - она отходит на три шага. Три шага от неё - шагает за мной, не поворачиваясь ко мне лицом.

Разворачиваю записку.

"Уважаемый петербуржец! Прошу прощения за вторжение в Ваше личное пространство. Заверяю, что не имею в этом личного интереса. Я сдаю экзамен по наружной слежке, волнуюсь, тренируюсь, прошу помочь мне в подготовке к экзамену. Я вела Вас от церкви, где Вас забрала скорая, через Мариинскую больницу, в метро, до помойки, до дома на Ланском, где Вы навещали пожилую родственницу. Прошу поправить, если я ошиблась. Прошу указать, с какой момент Вы заметили слежку. Буду благодарна за любую обратную связь!"

Я вынул ручку, написал в записке "Отлично! Зачёт" и положил записку на ближайший пожарный ящик, чтобы будущая шпионка это увидела.

А как поступили бы вы?
Ёлки!

05-06.02.2020. Окно над Лиговкой.

Человек вылетает из окна, размахивая руками, и падает на рельсы трамвая, на одинокую колею, которая выруливает на Лиговский проспект. Следом за ним из того же окна падает другой, затем - третий. Тихо, без лозунгов, без требований, один за другим. У окна столпилась ещё дюжина, ждут очереди.

Стою снизу, смотрю Понимаю, что среди прыгающих много моих близких людей. Как их остановить? Что сделать? Посылаю пятерых случайных прохожих ломать дверь, назвав им номер квартиры. Останавливаю трамвай, чтобы не разрезал упавших. Подбегаю к лежащим - но те рассыпаются у меня на глазах серой пылью: мне даже не опознать, кто это был.

"Стойте! Отбой!" - кричу я им. Они не слышат. Как мне их убедить? Их лидер уже прыгнул первым: то ли спьяну, то ли с какой-то завиральной мыслью. Остальные дисицплинированно следуют за ним. А куда они без него? А зачем они без него? А кому они нужны без него?

Надеюсь, что ближе к концу останутся те, кто внутренне не хочет прыгать, и убедить получится хотя бы их. Да, они не готовы прыгать. Не хотят прыгать. Не могут себя пересилить. Но - прыгают, и со второй-третьей попытки прыжок им удаётся. Мир не может предложить им ничего, что удержало бы их от прыжка. Мир вокруг пуст.

Просыпаюсь в слезах.
Ёлки!

28-29.02.2020. Опасения трудоустроенного.

- Ты на марш памяти Немцова пойдёшь?
- Я бы и рад, но я только что на работу устроился. Вдруг там узнают?
- А если узнают, то что? Вот подойдут к тебе и спросят: "Вы что, не одобряете убийство Немцова? Может быть, Вы и взрывы в метро не одобряете?"

Занавес.

#ДоброеУтроБезумныйМир
Ёлки!

06.02.2020. Сказка про волшебные препятствия.

Едет мужик в метро с большими деньгами: жене наркотики покупать. Нужно до полуночи успть, счёт на секунды идёт. Видит мужик - стоят напротив него Шпион и Красавица. В одежде Красавицы - все краски мира, в одежде Шпиона - ни одной: всё чёрное.

"Так, - думает мужик. - Наркотики ещё не купил, а приход уже случился? Теперь меня, как в сказке, будут останавливать призрачные красавицы, жуткие чудища и музыканты с цветными струнами, чтобы я отвлёкся, задержался и не принёс дозу жене моей?"

Подходит к поезду на пересадке - а навстречу сказочкная красавица. Полторы минуты поговорил, ни секунды не потерял.
Садится в поезд - а там музыкант с цветными струнами на гитаре играет. Послушал музыканта две минуты, ни секунды не потерял.
Выходит из поезда - а там жуткое чудище. Даже не взглянул, прошёл мимо, тоже ни секунды не потерял.

"Ну, дорогое мироздание, что ты теперь придумаешь?" - торжествует мужик.

Тут у мужика отрывается рукав тулупа, и в таком виде ни на какую встречу мужик попасть уже не может. На этом я и просыпаюсь.
Ёлки!

12.01.2020. #Металлисты и #делимобиль.

- Хорошо металлистам: играют так громко, что слова песни могут быть совершенно любыми... Хоть с хорошими рифмами, хоть с плохими. Хоть на английском, хоть на русском. Хоть с матом, хоть без. Всё равно ни единого слова не слышно!
- Это не бага, это фича! Зато если четыре металлиста впервые в жизни столкнутся с #делимобилем, у четырёх металл-групп через неделю выйдет по новой песне "Делимобиль" с припевом "Делимобиль! Делимобиль!"

Занавес.

#металлисты
#делимобиль
Ёлки!

24-30.12.2019. Ешьте все билетики!

"Жизнь подкидывает всем счастливые билетики, как в троллейбусе! - говорит директор крупной фирмы. - Есть поверье, что нужно съесть билетик - и тогда будет счастье! Но поскольку нам не определить, какой из билетиков счастливый, я желаю вам, дорогие коллеги, съедать все билетики без исключения!"

#МотивационныйСпикер
#МотивирующийСпикер
#Всеядность
Ёлки!

#ЖёлтыйКолокол. Колокольные церемонии на востоке Города, за рекой.

В прошлом году центральной церемонией Жёлтого Чайного Округа стала открытая церемония, которую провели Максим Цветков, Михаил Аршуков и Павел Горячкин при незначительной поддержке нас с Джонатаном Овлом. Это была большая радость, поскольку до этого все церемонии за рекой проходили косо и невзрачно, хотя и регулярно. Думаю, что в этом году нет нужды в моём присутствии на колокольной церемонии Жёлтого Чайного Округа: Максим замечательно справился с прошлой, да и большого числа желающих праздновать я не вижу. Я же выполню прошлогоднее обещание и проведу Зелёный Колокол на Московской (сбор в 19:00 в метро внизу, в центре зала).

Правда, есть в Жёлтом Округе и ещё один не менее важный центр: "Квартира 69", дом Ирины Воложениной, обитатели которой праздновали День Колокола тоже. Но у этого дома - свои внутренние законы и сложные правила посещения, поэтому если у них и будет церемония, то предполагаю, что она останется "закрытой", только для своих.

Если есть другие желающие провести церемонии в Жёлтом Округе, прошу их отозваться!

https://vk.com/yellow_bell_ceremony
https://vk.com/yellow_tea_circle

#ДеньКолокола
#СПб
#ЖёлтыйЧайныйОкруг
#ЖёлтыйЧайник

Ёлки!

10.12.2019. Девять лет со смерти Тэры. Традиционный сон.

Мы ездим по Германии. Большой автобус, множество студентов; живём то по общежитиям, то по домам преподавателей, но запоминаются в основном не достопримечательности, а дрязги: кто будет готовить? что при ком готовить нельзя? у кого на что аллергия? почему меня не учли, и я осталась голодной? почему готовите в такое время, когда мы спим?

"Пойдём по магазинам!" - говорит Тэра. В этот момент я её не узнаю: просто европейская девушка, просто гостеприимица, просто небольшого роста... Моя память со мною в сны не ныряет.

Соглашаюсь. Мы захотим в какой-то невзрачный магазин, что-то мелкое покупаем. Моя попытка расплатиться русскими рублями вызывает фурор: продавцы коллекционируют купюры экзотических стран, так что наша платёжеспособность резко повышается. Накупаю каких-то сувениров, в том числе - игрушечный танк с прожектором на башне.

"Купи что-нибудь тоже!"
"Мне ничего не нужно. Да и что я здесь могу купить?" - отвечает Тэра. Тут я замечаю, что магазин в основном торгует оружием: по стенам - ряды винтовок. Но признать свою глупость и отступить я уже не могу: первое слово сказано, и я продолжаю настаивать.
"Оружие - важная и хитрая вещь: никогда не знаешь, в какой момент оно тебе понадобится! Более того: именно оно решает, в какой момент оно понадобится тебе!"
"Оружие я покупать не буду, - говорит Тэра. - Куплю сэндвич. Только без мяса!" - магазин внезапно превращается в продуктовый, но этого я тоже не замечаю: внимание моё со мною в сны тоже не ныряет.

Тэра вскрывает упаковку сэндвича: "Вот видишь? Мяса в нём нет, но подливка - мясная! Идём отсюда, они шарлатаны!" Мы выходим из магазина, но на тротуаре купленные сувениры начинают выпадать из моей сумки. Я останавливаюсь, чтобы их подобрать, и это - фатальная ошибка: через три шага Тэра исчезает. Вижу, что она уже на перекрёстке перед светофором. Опознаю спутницу по куртке, на всякий случай пытаюсь запомнить узор куртки, чёрно-белый. Когда догоняю, выясняется, что это не она: лицо затянуто белой вязаной маской, глаза - другого цвета, и она меня не узнаёт.

Воспринимаю это не как трагедию, а как набор мелких трудностей: как вернуться без неё домой? впустят ли меня? на каком транспорте мы ехали? пустят ли меня в транспорт? в транспорт, вероятно, не пустят, хотя - по какой причине? Вообще воспринимаю это так, будто не она потерялась, а я потерялся, и когда я найдусь - всё будет хорошо. Разум мой со мною в сны тоже не ныряет.

Разворачиваю большую бумажную карту Берлина, простраиваю дорогу до дома-гостиницы-кампуса. Вспоминаю, что из окна была видна железная дорога, а значит - вдоль этой железной дороге я к дому и выйду. Всего-то часа два пешком, и никакой транспорт не понадобится!

Иду по бульвару в направлении железной дороги. Меня обгоняют какие-то спортивные викинги, бегущие наперегонки с какими-то цветноволосыми девицами. Они бегут с лозунгами на футболках; из надписей я узнаю, что это - забег на первенство между ультраправыми (вот эти суровые спортсмены) - и ультралевыми феминистками. Правые уже выдыхаются, хотя и не подают вида; феминистки ещё полны сил.

Замечаю, что бегу наравне с ними. Читаю плакат, посвящённый какому-то скандалу, как ни странно - затронувшему и Россию, что-то с женскими лицами, которые отказались где-то публиковать или вывешивать, оставив одни мужские. Плакат гласит: "Конечно, нелегко добавить женские лица на плакат, но если этого не сделать, то на плакате с арестованными и осуждёнными ещё до Колокола прибавится несколько десятков мужских лиц!" Суть самой коллизии не понимаю, но радуюсь, что в Берлине знают про День Колокола настолько, что могут вскользь бросить фразу "уже до Колокола...", как "уже до Рождества..."!

Вот, наконец, и железная дорога. Иду вдоль неё, поглядываю налево, за рельсы. За рельсами - круглые водонапорные башни, как в России на Николаевской железной дороге, но - выше, и по две-три рядом (зачем???) Чуть дальше над рельсами нависают технические постройки: то ли полуразобранные, то ли ветхие. Кажется, их реставрируют, причём при реставрации пытаются "состарить": приделывают к домам погрузочных цехов или электростанций каменные капители, резные каменные панно, встраивают внутрь составные колонны из точёного камня и хитрые ложноцерковные своды; каждая колонна - крест из четырёх колонн, они сплетаются в полые кубики и поднимаются к стрельчатым сводам, которые ниже настоящей крыши кирпичного здания. Цветов три: тёмно-красный кирпич обычных железнодорожных построек, благородный коричневый камень ложных конструкций (не могут же они все быть из яшмы???) и слоновая кость бетонных капителей (какой-то новый материал, даже не бетон; элементов из него немного, и они исключительно примитивны, хотя и с продуманными плавными линиями). Может быть, белыми капителями украшают только то, что будет видно снаружи, а яшма - для внутереннего пользования? Или два архитектора не могут сойтись во мнениях, как украшать этот погрузочный цех над поездами??? Или просто строят декорации для кино?

Чувствую голод, извлекаю из мусорного бака почти целый капустный пирог, мой любимый. Ищу место, где можно было бы съесть пирог и зарисовать по памяти постройки, да и записать лозунги с пробежки, чтобы их не забыть. Устраиваюсь в какой-то нише, раскладываю вещи из сумки на подоконнике. Всё боюсь, что что-то побьётся и помнётся в рюкзаке. На меня пристально глядит какой-то карапуз, но - держится на расстоянии, а минут через десять сообщает даже не по мобильнику, а по рации: "Кажется, он не опасен; умеет писать и рисовать". Тут ко мне со всех сторон подходят жители этого дома. Укоризненно смотрят, ибо я разложил свои вещи и бумаги на принадлежащей им приступочке, похожей на подоконник. "Viele Entschuldigungen!" - изиняюсь я. "Можете говорить по-русски: по-немецки у Вас всё равно говорить не выходит!" - отвечает хозяин дома.

Я сижу в кресле и пью чай с пирогом (успел благопристойно обрезать ножом его рваный край, и ем его спокойно). Вещи разложены на столике, а хозяин дома (неужели Крис?) задаёт мне вопросы.

"Никогда не видел, чтобы человек так сильно менялся за две минуты! Вы стали выше ростом и толще, когда перестали нас бояться и стыдиться! У вас даже кости изменились, в основании черепа. Например, кость-каледон!"
"Какая именно кость?"
"Вот эта. Каледон. Что Вы смеётесь?"
"У нас словом "Каледон" называется самая популярная в Петербурге кофейня!"

Пытаюсь сложить в сумку свои вещи. Вещи в сумку не влезают, но их стало больше - и они стали настоящими драгоценностями из гладкого дерева и камня. Преобразились, стали новыми и красивыми. С недоумением разглядыаваю каждую: она моя - или хозяйская? Как бы ненароком не обокрасть хозяев, если на этом столике лежало что-нибудь, принадлежавшее им! Хотя - нет, вот эта вещь точно ехала со мной в автобусе. А вот этот фонарь хоть и немецкого производства, но с петербургской наклейкой из того же Каледона. Что его, возили туда-обратно?

Внезапно обнаруживаю в чёрной сумке маленький белый дамский ридикюль. Складываю драгоценности туда, они помещаются. Если мои вещи - это мои воспоминания, то что собой представляет вещь-для-вещей? Чужая память для моих воспоминаний?

Вижу в окно изображение Жанны д'Арк в центре стены, расписанной граффити. Хозяин прослеживает мой взгляд, спохватывается и выходит из комнаты. Через минуту он уже во дворе, в комбинезоне и с краской: поднимается на механической строительной люльке и начинает методично закрашивать Жанну д'Арк.

Бросаюсь во двор, чтобы его остановить, подлетаю к изображению в центре стены - и тут понимаю, что хозяин дома рисует поверх прежнего рисунка что-то новое. "Вы и прежний рисунок нарисовали, да? Это же Ваш собственный двор! Вы обновляете граффити, потому что прошёл месяц, а жанр граффити требует, чтобы его регулярно уничтожали, подчёркивая недолговечность рисунка?" - "Именно так, - смеётся хозяин. - Подождите немного, и я нарисую деревья; успеете их оценить!"

Тут я замечаю, что в спешке встал на доску от скейтборда и взлетел на ней на уровень третьего или четвёртого этажа, где располагалась голова Жанны д'Арк. И вот теперь - завис в воздухе на этой доске, парю, разглядываю роспись. Смотрю вниз: четвёртый этаж. Немного теряю равновесие, доска чуть не соскальзывает вниз, но - не пугаюсь: видимо, падение с такой высоты для меня не страшно. Скорее, боюсь уронить доску, чтобы она не упала на какую-то из клумб и не разбила цветочные горшки. Вероятно летать умею я, а не доска, и каким-то образом я умею не только летать, но и держать доску подошвами. О моменте из жизни, когда я прыгал с лесов в закрытое окно Ротонды на глазах у Тэры, я не вспоминаю: моё безумие тоже не ныряет в сны вместе со мною.

Аккуратно спускаюсь вниз на доске, кладу её на каменную мостовую двора, на круглые булыжники. Беру чёрную и белую сумки с ненадёжными воспоминаниями в руки; прощаюсь; просыпаюсь.

Этот день не празднуется. Празднуется 22 июля, день рождения Тэры: родилась она для всех нас, а умерла - только для себя самой.

Ёлки!

23.07.2019. Не повторять! Не повторять ни одного из элементов!

- Как ты мог допустить, чтобы сегодня, в мой день рождения, на который ты пригласил меня к себе, я стояла здесь с тобой и с двумя мешками подарков от твоих людей - и ждала маршрутку до дома? Уже почти десять вечера! А что, если она не придёт? Мне что, придётся возвращаться на метро? Как ты мог так со мной поступить?
- Ты права. Я очень виноват. Это больше не повторится.
- Что именно?
- Всё.

Занавес.

#НикогдаБольше
#ДЛЛ
#ДеньМаятника